Пт. Июл 30th, 2021

Мар 18, 2021

«Для вас охранник — это…»

“Ъ” спросил бизнесменов, культурных и общественных деятелей, как они относятся к охранникам.

Андрей Луговой, депутат Госдумы, бывший сотрудник органов госбезопасности:

Частный охранник лично для меня — это пример успешно развенчанного стереотипа о вахтерах пенсионного возраста и вышибалах на входе. 30 лет назад, когда частная охранная и детективная деятельность только зарождалась как отрасль, отношение к этой профессии было скептическое. Да и требования к сотрудникам кардинально отличались от тех, которые предъявляют сегодня. Сегодня сотрудник, отвечающий за безопасность,— это профессионал, обладающий серьезными знаниями и навыками для предотвращения любого типа угроз. Ключевое слово — предотвращение. Мало кто знает, что требования и нормативы аттестации сотрудников безопасности разрабатываются несколькими министерствами и агентствами. И чтобы пройти эту аттестацию, нужна очень серьезная подготовка.

Марк Рудинштейн, продюсер, основатель фестиваля «Кинотавр»:

Ни один фестиваль в Сочи не мог пройти без охраны участников и зрителей. Например, мы не пускали во время его проведения бандитов на пляж. Приходилось разбираться с их самым главным. Я сказал этому главному: если хочешь, чтобы в Сочи был фестиваль и у тебя работали казино и игровые автоматы, то обеспечь сам охрану — меня, фестиваля и всего в Сочи. И он это сделал. Понял свой интерес и увидел, что и я не один в поле воин. Рядом со мной во время таких встреч всегда был профессионал, который заранее все предвидел,— Алик Гульханов. Он мастер спорта по рукопашному бою и обладатель черного пояса. Кроме того, он всегда мог вызвать на помощь профессионалов из службы охраны «Кинотавра», которая обеспечивала безопасность актеров и других участников фестиваля. Я полностью Алику доверял. Однажды даже поставил его охранять Аллу Пугачеву. Сейчас я с гордостью наблюдаю, как развивается его карьера еще и в кино — он актер и каскадер.

Наталья Поклонская, заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам, экс-прокурор Крыма:

Охранник — это необходимость для моей безопасности. С учетом человеческих отношений мы с охранниками всегда были хорошими партнерами. Нельзя сказать, что мы становились друзьями, это неправильно для них с профессиональной точки зрения. Но я доверяю своим коллегам полностью, так как они не раз меня защищали. Детали раскрывать не имею права. Я всегда собирала в свою команду достойных людей, чтобы между нами не было конфликтных ситуаций, которые могли бы осложнить их работу и тем самым повлиять на мою безопасность.

Иосиф Пригожин, продюсер:

Для охранника главное — умение закрыть своим мозгом и грудью тех, кто нуждается в защите. В моей жизни были и плохие, и хорошие примеры того, как это делается, но я стараюсь все-таки жить аккуратно и решать вопросы самому. Я не доверяю никому, даже самым святым людям, охранникам — тем более. Поэтому такая большая ротация в охране нашей семьи. Каждый привыкает к чужому образу жизни, порой начинает задавать вопросы: «Почему он, а не я?», чувствует себя недооцененным. Есть люди, которые с нами десятилетиями, но только потому, что для них важны человеческие принципы, уважение к работодателю и «красная черта» по отношению к образу жизни человека, которого он охраняет.

Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков:

В 1990-е годы, когда каждый месяц убивали кого-то из банкиров, я возглавлял Технобанк. Ездил сам за рулем и очень не любил, чтобы меня сопровождала охрана. В то время руководителем службы охраны был очень достойный человек, прошедший большую школу, во всех вопросах он был очень порядочным, добросовестным. Однажды он немного переусердствовал. Подъезжая к банку, я заметил, что он со своей службой разгоняет машины, которые стоят у входа, чтобы я припарковался. Меня это возмутило, и я устроил ему разнос, объяснив, что таким образом он дискредитирует как меня, так и образ банкира, формируя идолопоклонничество. Потом я долго переживал, что мне пришлось сделать замечание старшему по возрасту коллеге.

Юлия Самойлова, певица, представитель России в конкурсе «Евровидение» в 2017 и 2018 годах:

Во время выступлений для меня охрана — это защита. А в обычной жизни я всегда открыта для зрителей и поклонников. На концертах и на крупных мероприятиях организаторы обеспечивают охрану непосредственно сцены и кулис, чтобы создать условия для певцов и танцоров, оградить их от негативного внимания фанатов.

Сергей Станкевич, политолог, в 1991–1993 годах советник Бориса Ельцина по политическим вопросам:

В обществе очень важный признак его здоровья — это соотношение между охранниками и хранителями. Хранители — это те, кто хранит памятники истории культуры, традиции, достижения цивилизации. Ну а охранники — понятно кто, и если их существенно больше, чем хранителей, то судьба общества вызывает опасения. Лично я надеюсь, что хранителей у нас во много раз больше, чем охранников. Когда начальник охраны Ельцина, да и вообще его охранники превратились в политических деятелей, то ничего хорошего из этого в итоге не получилось.

Родион Газманов, музыкант, певец:

Охрана — это необходимость. С людьми, и с охранниками в том числе, надо общаться на понятном им языке. Когда-то я выступал в ДК в Подмосковье. Приехали рано-рано утром, делаем саундчек, и пока есть время, я решил выйти в туалет. Возвращаюсь, вижу в дверях стоит квадратный мужик, охранник, и держит дверь. Я ему говорю, что мне нужно пройти, а он отвечает, что нельзя, там Газманов репетирует, вот закончит, тогда и пройду. Я ему: не закончит, поскольку Газманов — это я. Он на меня внимательно посмотрел, произнес нецензурную фразу, означающую крайнюю степень недоверия. А я  ответил такой же нецензурной фразой со вторым словом «буду» и сделал соответствующий жест. Охранник тут же освободил проход.

Сергей Полонский, предприниматель:

Я считаю, что охранники — это мертвая профессия. Искусственный интеллект с блокчейном, с камерами эту профессию уничтожит, поскольку она ничего не производит, это самая бессмысленная, бесцельная профессия, к сожалению. При всем уважении к тем людям, которые на данный момент работают в ней. Пока их замена технически не решена, поздравляю их с тем, что у них больше этой профессии не будет.

Александр Коржаков, в 1991–1996 годах руководитель службы безопасности президента РФ Бориса Ельцина:

Это разные люди, объединенные одной целью — обеспечить безопасность людей и сохранность собственности. Кто-то стоит «на калитке», кто-то в оцеплении, а кто-то находится рядом с важным человеком, защищая его жизнь. Обязанность всех — четко выполнять свою задачу. Но у телохранителя есть две особенности: великолепные физические и еще, что более необходимо, высокие моральные качества. Важен вопрос: ты работаешь за деньги или потому, что ты как минимум уважаешь охраняемого человека, его дело и готов пойти на самопожертвование? Если не готов — лучше стой «на калитке»

Call Now Button