Судебная практика

С ФГКУ «УВО ВНГ России по Орловской области» взыщут 1 655 095 рублей и штраф

Железнодорожный суд Орла частично удовлетворил требования местного жителя к ФГКУ «Управление вневедомственной охраны нацгвардии по Орловской области», Федеральной службе нацгвардии, ФГУП «Охрана» о защите прав потребителей. В пользу пострадавшего в счет возмещения ущерба решено взыскать 1 655 095 рублей и штраф в размере 30 000 рублей.

Гражданин заключил договор на охрану принадлежащей ему квартиры. В одну из ночей сработала сигнализация. Прибывший наряд осмотрел фасадную часть дома, а также частично с левой стороны забор, которым с тыла огорожен дом. Правую сторону забора не осматривали. Причина срабатывания сигнализации установлена не была, спустя 10 — 15 минут охрана убыла с объекта. Однако неизвестные лица, взломав окно и двери, проникли в квартиру и похитили имущество. Исчезли дорогостоящее оружие и оборудование к нему, которым хозяин пользовался на охоте, в том числе тепловизор и приборы ночного видения, всего на 1 980 600 рублей.

Было возбуждено уголовное дело. Трое охранников привлечены к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее выполнение служебных обязанностей, им объявили выговоры и лишили премии. Наказали так же еще ряд сотрудников.

В ходе судебного разбирательства подтверждены многочисленные нарушения в работе охраны. Ущерб истцу был причинен именно в результате ненадлежащим образом оказанной услуги со стороны ФФГКУ «УВО ВНГ России по Орловской области», указано в решении.

ВС разобрался в вопросе о законности третейской оговорки в договорах по 223-ФЗ

Верховный суд РФ указал, что законодательство не запрещает передавать споры из договоров по 223-ФЗ в третейские суды.

Таким образом, в договор можно включить третейскую оговорку, а если решение третейского суда не исполнено – получить исполнительный лист в арбитражном суде. Такой вывод Верховного суда должен исключить противоречия, неоднократно возникающие в практике судов и ведомств относительно законности третейской оговорки.

Ранее сообщалось о недопустимости рассматривать споры по 44-ФЗ в третейских судах. Так, при заключении госконтракта в него включили возможность передать спор третейскому суду. Суд рассмотрел спор по этому контракту, однако арбитражный суд отказался выдавать исполнительный лист на принудительное исполнение этого решения. Кассация согласилась с такой позицией и пояснила, что споры по 44-ФЗ не рассматриваются третейскими судами. Верховный суд отказался рассматривать это дело в судейской коллегии по экономическим спорам. Президиум Верховного суда указывал также, что рассмотрение споров по 44-ФЗ третейскими судами запрещено нормами АПК РФ.

Красноярск: Суд  счел требования бывшего сотрудника ЧОП о взыскании стоимости ежегодного медицинского освидетельствования с работодателя неправомерными

Суд  счел требования охранника о взыскании стоимости ежегодного медицинского освидетельствования с работодателя неправомерными

Директор частного охранного предприятия обратился за помощью в Союз «ЦС ТПП». Бывший сотрудник ЧОП подал исковое заявление в суд с требованием взыскать с частного охранного предприятия  стоимость прохождения ежегодного медицинского освидетельствования, ссылаясь на статью 212 Трудового кодекса РФ. Данная статья предусматривает обязанность работодателей в случаях, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, организовать проведение за счет собственных средств обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров.

«Ссылаться на 212 статью Трудового кодекса некорректно в этом случае. Согласно 213 статье, частные охранники не относятся к категориям работников, для которых должны быть организованы медицинские осмотры. Кроме того, законодательство разграничивает такие процедуры как медицинский осмотр и медицинское освидетельствование, — они имеют разные цели и формы. Цель освидетельствования — подтверждение правового статуса и квалификации охранника, выявление заболеваний, препятствующих выполнению профессиональных обязанностей охранника. Закон «О частной детективной и охранной деятельности» действительно гласит, что охранники обязаны ежегодно проходить медицинское освидетельствование, но он не вменяет в обязанность работодателю оплачивать расходы на указанный вид процедур» — пояснила юрист Союза «ЦС ТПП» Анна Хранюк.

В ходе судебного заседания юристы Союза «ЦС ТПП» доказали неправомерность требований истца о взыскании стоимости ежегодного медицинского освидетельствования с работодателя. Суд принял сторону ответчика.

Обязанности работодателей в части уведомления о приёме на работу бывших госслужащих, чьи должности включены в специальные перечни. Есть нюанс

Суть вопроса: Верховный Суд РФ, рассматривая очередное дело, уточнил обязанности работодателей в части уведомления о приёме на работу бывших госслужащих, чьи должности включены в специальные перечни. Было отмечено, что обязанность сообщить представителю нанимателя по последнему месту службы такого лица о факте заключения договора подлежит исполнению в течение двух лет после его увольнения с госслужбы. При этом не имеет значения, какое было последнее место работы экс-чиновника и сколько трудовых договоров за этот период он заключил. В рассмотренной ситуации компания не уведомила о принятии на работу бывшего госслужащего, поскольку он сначала занимал должность, включённую в специальный перечень, а потом был переведён на должность, которой в перечне не было. Верховный Суд счёл это нарушением.  

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 июня 2018 г. N 46-АД18-8

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б., рассмотрев протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Коржинека Л.Г., принесенный в порядке статей 30.12 — 30.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, на вступившее в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 49 Самарского судебного района г. Самары Самарской области от 14 апреля 2017 г. (здесь и далее день изготовления постановления в полном объеме), решение судьи Самарского районного суда г. Самары от 11 мая 2017 г. и постановление и.о. председателя Самарского областного суда от 22 января 2018 г., вынесенные в отношении директора общества с ограниченной ответственностью «БилдНефтеПроект» (далее — ООО «БилдНефтеПроект», общество) Карташовой Аллы Анатольевны по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 49 Самарского судебного района г. Самары Самарской области от 14 апреля 2017 г., оставленным без изменения решением судьи Самарского районного суда г. Самары от 11 мая 2017 г. и постановлением и.о. председателя Самарского областного суда от 22 января 2018 г., производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении директора ООО «БилдНефтеПроект» Карташовой А.А. прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 названного Кодекса в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

В протесте, принесенном в Верховный Суд Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьями 30.12 — 30.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Коржинек Л.Г. просит отменить судебные акты, вынесенные в отношении директора ООО «БилдНефтеПроект» Карташовой А.А. по настоящему делу об административном правонарушении, приводя доводы об их незаконности.

Директор ООО «БилдНефтеПроект» Карташова А.А., уведомленная в соответствии с требованиями части 2 статьи 30.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о принесении заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Коржинеком Л.Г. протеста на указанные выше судебные акты, в установленный срок возражения на него не представила.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, ознакомившись с доводами, изложенными в протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Коржинека Л.Г., судья Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующим выводам.

Статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность за привлечение работодателем либо заказчиком работ (услуг) к трудовой деятельности на условиях трудового договора либо к выполнению работ или оказанию услуг на условиях гражданско-правового договора государственного или муниципального служащего, замещающего должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами, либо бывшего государственного или муниципального служащего, замещавшего такую должность, с нарушением требований, предусмотренных Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

В соответствии с частью 4 статьи 12 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (далее — Закон о противодействии коррупции), частью третьей статьи 64.1 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель при заключении трудового или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг), указанного в части 1 статьи 12 названного Федерального закона, с гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами Российской Федерации, в течение двух лет после его увольнения с государственной или муниципальной службы обязан в десятидневный срок сообщать о заключении такого договора представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы в порядке, устанавливаемом нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Означенной обязанности работодателя корреспондирует закрепленная в части 2 статьи 12 Закона о противодействии коррупции обязанность гражданина, замещавшего должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами Российской Федерации, в течение двух лет после увольнения с государственной или муниципальной службы при заключении трудовых или гражданско-правовых договоров на выполнение работ (оказание услуг), указанных в части 1 этой статьи, сообщать работодателю сведения о последнем месте своей службы.

В силу пункта 1 Указа Президента Российской Федерации от 21 июля 2010 г. N 925 «О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона «О противодействии коррупции» данная обязанность гражданина распространяется на лиц, замещавших должность федеральной государственной службы, включенную в раздел I или раздел II перечня должностей федеральной государственной службы, при назначении на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 557, или должность федеральной государственной службы, включенную в перечень должностей федеральной государственной службы в федеральном государственном органе, при назначении на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, утвержденный руководителем федерального государственного органа в соответствии с разделом III названного перечня, в течение двух лет со дня увольнения с федеральной государственной службы.

Перечень должностей федеральной государственной гражданской службы, при назначении на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные гражданские служащие Федеральной службы судебных приставов обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, утвержден приказом Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации (ФССП России) от 15 сентября 2014 г. N 526 (действовал на момент обстоятельств, послуживших основанием для возбуждения производства по настоящему делу, утратил силу, далее — Перечень должностей федеральной государственной гражданской службы ФССП России, Перечень).

Как усматривается из материалов дела, постановлением прокурора Самарского района г. Самары Самарской области от 3 марта 2017 г. в отношении директора ООО «БилдНефтеПроект» Карташовой А.А. возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Согласно данному постановлению прокуратурой Самарского района г. Самары Самарской области проведена проверка исполнения ООО «БилдНефтеПроект» требований законодательства о противодействии коррупции.

В ходе проверки установлено, что на основании приказа Управления Федеральной службы судебных приставов по Самарской области (далее — УФССП России по Самарской области) от 22 июля 2014 г. N 2086-к Д. принята на федеральную государственную гражданскую службу и назначена на должность федеральной государственной гражданской службы судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов г. Новокуйбышевска (далее — ОСП г. Новокуйбышевска).

Приказом УФССП России по Самарской области от 31 октября 2014 г. N 3083-к Д. переведена на должность федеральной государственной гражданской службы специалиста 1 разряда (делопроизводство) отдела судебных приставов Куйбышевского района г. Самары (далее — ОСП Куйбышевского района г. Самары).

На основании приказа УФССП России по Самарской области от 13 января 2015 г. N 10-к Д. освобождена от замещаемой должности федеральной государственной гражданской службы и уволена с федеральной государственной гражданской службы.

2 февраля 2015 г. между ООО «БилдНефтеПроект» в лице генерального директора Карташовой А.А. и Д. заключен трудовой договор, в соответствии с которым последняя принята на должность офис-менеджера, о чем издан приказ от 2 февраля 2015 г. N 57-ок.

В названном постановлении о возбуждении дела об административном правонарушении изложен вывод о том, что в нарушение части 4 статьи 12 Закона о противодействии коррупции директор ООО «БилдНефтеПроект» Карташова А.А. не сообщила в УФССП России по Самарской области в установленный законом десятидневный срок о заключении 2 февраля 2015 г. трудового договора с Д. ранее замещавшей должность государственной гражданской службы.

По результатам рассмотрения дела мировой судья пришел к выводу об отсутствии в деянии указанного лица объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, производство по делу прекратил на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 названного Кодекса.

Принимая данное решение и прекращая производство по делу об административном правонарушении, мировой судья исходил из того, что у директора ООО «БилдНефтеПроект» Карташовой А.А. отсутствовала предусмотренная частью 4 статьи 12 Закона о противодействии коррупции обязанность сообщать в десятидневный срок в УФССП России по Самарской области о заключении трудового договора с Д. поскольку последним местом ее службы являлась должность специалиста I разряда (делопроизводство) отдела судебных приставов районного звена, которая не входит в Перечень должностей федеральной государственной гражданской службы ФССП России.

Вышестоящие судебные инстанции с выводами мирового судьи и принятым им решением согласились.

Вместе с тем указанные выводы мирового судьи и вышестоящих судебных инстанций, изложенные в обжалуемых актах, не учитывают следующее.

Из системного анализа приведенных выше норм и разъяснений, приведенных в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 ноября 2017 г. N 46 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судьями дел о привлечении к административной ответственности по статье 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 ноября 2017 г. N 46), следует, что предусмотренная частью 4 статьи 12 Закона о противодействии коррупции обязанность подлежит исполнению в течение двух лет после увольнения гражданина с государственной или муниципальной службы независимо от последнего места работы бывшего государственного (муниципального) служащего и количества заключенных им за этот период трудовых договоров.

Д. принята на федеральную государственную гражданскую службу и назначена на должность федеральной государственной гражданской службы судебного пристава-исполнителя ОСП г. Новокуйбышевска на основании приказа УФССП России по Самарской области от 22 июля 2014 г. N 2086-к.

Данная должность входит в названный выше Перечень должностей федеральной государственной гражданской службы ФССП России.

Приказом УФССП России по Самарской области от 31 октября 2014 г. N 3083-к Д. переведена на должность федеральной государственной гражданской службы специалиста 1 разряда (делопроизводство) ОСП Куйбышевского района г. Самары, которая в данный Перечень не включена.

Впоследствии приказом от 13 января 2015 г. N 10-к Д. освобождена от данной должности и уволена с федеральной государственной гражданской службы.

Вывод мирового судьи и вышестоящих судебных инстанций об отсутствии у директора общества Карташовой А.А. предусмотренной частью 4 статьи 12 Закона о противодействии коррупции обязанности сообщать в десятидневный срок в УФССП России по Самарской области о заключении трудового договора с Д. мотивирован тем, что последним местом ее службы являлась должность специалиста I разряда (делопроизводство) отдела судебных приставов районного звена, которая не входит в Перечень должностей федеральной государственной гражданской службы ФССП России.

Однако, делая такой вывод, мировой судья и вышестоящие судебные инстанции не учли положения, закрепленные в названных выше нормах. При этом и.о. председателя Самарского областного суда оставлены без внимания разъяснения, изложенные в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 ноября 2017 г. N 46, которое действовало на момент пересмотра актов судей первой и второй инстанций в порядке, предусмотренном статьями 30.16 — 30.18 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В рассматриваемом случае имеет правовое значение то обстоятельство, что с момента принятия на федеральную государственную гражданскую службу (приказ УФССП России по Самарской области от 22 июля 2014 г. N 2086-к) до перевода на должность специалиста 1 разряда (делопроизводство) ОСП Куйбышевского района г. Самары (приказ УФССП России по Самарской области от 31 октября 2014 г. N 3083-к) Д. замещала должность федеральной государственной гражданской службы судебного пристава-исполнителя ОСП г. Новокуйбышевска, включенную в Перечень должностей федеральной государственной гражданской службы ФССП России.

Работодателем Д. при замещении каждой из названных должностей был один государственный орган — УФССП России по Самарской области.

С момента перевода Д. на другую должность и до момента заключения трудового договора с ООО «БилдНефтеПроект» не истек установленный Законом о противодействии коррупции двухлетний срок, в течение которого работодатель обязан сообщать о заключении соответствующего трудового договора представителю нанимателя (работодателю) государственного служащего по последнему месту его службы.

В ходе производства по делу со стороны прокуратуры последовательно указывалось на эти обстоятельства, заявлялось, что в соответствии с положениями названных выше норм у директора ООО «БилдНефтеПроект» Карташовой А.А. возникла предусмотренная частью 4 статьи 12 Закона о противодействии коррупции обязанность.

Формально исходя из того, что последним местом службы Д. являлась должность специалиста 1 разряда (делопроизводство) ОСП Куйбышевского района г. Самары, которая не включена в Перечень должностей федеральной государственной гражданской службы ФССП России, мировой судья и вышестоящие судебные инстанции сочли, что указанная обязанность у директора ООО «БилдНефтеПроект» Карташовой А.А. отсутствовала, оставив без должного внимания и оценки перечисленные выше обстоятельства в совокупности.

В соответствии со статьей 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются, в частности, всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

Вывод судебных инстанций об отсутствии в деянии директора «БилдНефтеПроект» Карташовой А.А. состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, нельзя признать сделанным с соблюдением требований статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о всестороннем, полном, объективном и своевременном выяснении обстоятельств дела и разрешении его в соответствии с законом.

Необходимо учитывать, что Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит нормы, предусматривающей возможность отмены вступившего в законную силу постановления или решения по делу об административном правонарушении, если при этом ухудшается положение лица, в отношении которого ведется производство по делу.

Согласно части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях изменение постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, если при этом усиливается административное наказание или иным образом ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение, не допускается. Ухудшение положения этого лица тем более недопустимо при отмене состоявшихся по делу об административном правонарушении судебных актов.

Указанная правовая позиция корреспондирует положениям статьи 46, части 1 статьи 50, статьи 55 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с положениями пункта 1 статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 января 1950 г.), из которых следует, что произвольное изменение правового режима для лица, в отношении которого вынесено окончательное постановление, невозможно — поворот к худшему для осужденного (оправданного) при пересмотре вступившего в законную силу постановления, как правило, недопустим.

Вместе с тем Конвенция о защите прав человека и основных свобод устанавливает в пункте 2 статьи 4 Протокола N 7 (в редакции Протокола N 11), что право не привлекаться повторно к суду или повторному наказанию не препятствует повторному рассмотрению дела в соответствии с законом соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или если в ходе предыдущего разбирательства было допущено имеющее фундаментальный, принципиальный характер существенное нарушение, повлиявшее на исход дела.

Требования правовой определенности и стабильности не являются абсолютными и не препятствуют повторному рассмотрению дела в случае обнаружения существенных нарушений, которые были допущены на предыдущих стадиях процесса и привели к неправильному разрешению дела.

Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрен единственный случай вынесения решения об отмене вступивших в законную силу постановления (решения) по делу об административном правонарушении и о возвращении дела на новое рассмотрение. В силу пункта 3 части 2 статьи 30.17 указанного Кодекса таким случаем является существенное нарушение процессуальных требований, предусмотренных данным Кодексом, если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Допущенное судебными инстанциями нарушение процессуальных требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является существенным, имеет фундаментальный, принципиальный характер, повлияло на исход дела и привело к неправильному его разрешению. В связи с чем в рассматриваемом случае имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных актов и возвращения дела мировому судье на новое рассмотрение.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 49 Самарского судебного района г. Самары Самарской области от 14 апреля 2017 г., решение судьи Самарского районного суда г. Самары от 11 мая 2017 г. и постановление и.о. председателя Самарского областного суда от 22 января 2018 г. о прекращении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.

С учетом того, что на момент рассмотрения протеста заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Коржинека Л.Г. в Верховном Суде Российской Федерации срок давности привлечения к административной ответственности, установленный частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, для данной категории дел не истек, настоящее дело в соответствии с требованиями пункта 3 части 2 статьи 30.17 данного Кодекса подлежит направлению на новое рассмотрение мировому судье судебного участка N 49 Самарского судебного района г. Самары Самарской области.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное в настоящем постановлении, всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела об административном правонарушении в их совокупности, и правильно применив нормы права, вынести законное и обоснованное решение.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Коржинека Л.Г. удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка N 49 Самарского судебного района г. Самары Самарской области от 14 апреля 2017 г., решение судьи Самарского районного суда г. Самары от 11 мая 2017 г. и постановление и.о. председателя Самарского областного суда от 22 января 2018 г., вынесенные в отношении директора ООО «БилдНефтеПроект» Карташовой А.А. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Дело об административном правонарушении возвратить на новое рассмотрение мировому судье судебного участка N 49 Самарского судебного района г. Самары Самарской области.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
С.Б.НИКИФОРОВ

Суд решил: Позицию суда первой инстанции и мнение УФАС считать ошибочными, основанными на неверном толковании норм материального права

Суть вопроса: Согласно протоколу рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе заявка частного охранного агентства признана несоответствующей требованиям, установленным конкурсной документации в связи с несоответствием документа, подтверждающего внесение обеспечение заявки на участие в конкурсе с ограниченным участием — банковской гарантией. В данном случае судом и антимонопольным органом установлено, что единственным основанием для отказа Обществу в допуске к участию в конкурсе послужило то обстоятельство, что, по мнению конкурсной комиссии, банковская гарантия не может быть представлена в виде копии. ЧОА обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением к УФАС по Республике Башкортостан об отмене решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Башкортостан. Одновременно с обращением в суд заявителем частным охранным агентством заявлено об обеспечении иска в виде приостановления заключения договора с единственным участником открытого конкурса ФГУП «Охрана» Росгвардии. Определением суда отказано в удовлетворении заявления о принятии обеспечительных мер. В качестве третьего лица к участию в деле привлечено Федеральное государственное унитарное предприятие «Охрана» Росгвардии. Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан в удовлетворении заявленных требований отказано. Не согласившись с решением суда первой инстанции, ЧОА обратилось с апелляционной жалобой. В апелляционной жалобе оно просило решение суда первой инстанции отменить, заявленные требования удовлетворить…

ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
П О С Т А Н О В Л Е Н И Е
№ 18АП-8368/2018
г. Челябинск
18 июля 2018 года Дело № А07-39435/2017
Резолютивная часть постановления объявлена 11 июля 2018 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 18 июля 2018 года. 

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Костина В.Ю.,
судей Плаксиной Н.Г., Арямова А.А.

при ведении протокола секретарем судебного заседания Гариповой А.Ж., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью Частное Охранное агентство «Волкодав-2» на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 26.04.2018 года по делу № А07-39435/2017 (судья Решетников С.А.), Общество с ограниченной ответственностью Частное охранное агентство «Волкодав-2» (далее – заявитель, ООО ЧОА «Волкодав-2», общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Республике Башкортостан (далее – заинтересованное лицо, УФАС, антимонопольный орган) об отмене решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Башкортостан по делу №ГЗ-898/17 от 23.11.2017.

Одновременно с обращением в суд заявителем ООО ЧОА «Волкодав-2» заявлено об обеспечении иска в виде приостановления заключения договора с единственным участником открытого конкурса ФГУП «Охрана» Росгвардии. Определением суда от 16.02.2018 отказано в удовлетворении заявления о принятии обеспечительных мер (л.д. 6-7). В качестве третьего лица к участию в деле привлечено Федеральное государственное унитарное предприятие «Охрана» Росгвардии.

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 26.04.2018 (резолютивная часть решения объявлена 24.04.2018) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, ООО ЧОА «Волкодав-2» обратилось с апелляционной жалобой. В апелляционной жалобе ООО ЧОА «Волкодав-2» просил решение суда
первой инстанции отменить, заявленные требования удовлетворить.  В обоснование доводов апелляционной жалобы заявитель указывает на несоответствие выводов суда первой инстанции обстоятельствам дела.

Так, по мнению подателя апелляционной жалобы, суд первой инстанции при принятии решения исходил из того, что в составе заявки на участие в открытом конкурсе в качестве обеспечения исполнения контракта приложена копия банковской гарантии, которая была заверена директором общества. При этом, оригинал данной банковской гарантии был представлен суду на обозрение.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании 04.07.2018 объявлен перерыв до 11 часов 15 минут 11.07.2018. После перерыва судебное заседание продолжено.

До начала судебного заседания заявитель представил в суд ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие своего представителя. Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте слушания дела на интернет-сайте суда, в судебное заседание представителей не направили.

В соответствии со статьями 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие представителей лиц, участвующих в деле. Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке статей 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, находит основания для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, 05.10.2017 на официальном сайте zakupki.gov.ru опубликовано извещение о проведении электронного аукциона №0301300247617000941 «Оказание услуг по охране объектов и имущества Администрации городского округа город Уфа Республики Башкортостан», начальная (максимальная) цена контракта – 7624090,80 руб.

Согласно протоколу рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе от 14.11.2017 заявка ООО ЧОА «Волкодав-2» признана несоответствующей требованиям, установленным конкурсной документации на основании ч.3 ст.53 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», а именно: несоответствие документов, представленных для подтверждения внесения обеспечения заявки на участие в открытом конкурсе, требованиям пункта 14 раздела I «Информация об открытом конкурсе» конкурсной документации (л.д. 180-181).

ООО ЧОА «Волкодав-2» обратилось в Управление Федеральной антимонопольной службы по Республике Башкортостан с жалобой на действия заказчика в лице МКУ «Центр организации и проведения конкурсных процедур» городского округа г.Уфа Республики Башкортостан при определении поставщика путем проведения открытого конкурса №0301300247617000941«Оказание услуг по охране объектов и имущества Администрации городского округа город Уфа Республики Башкортостан» (л.д. 68).

По результатам рассмотрения жалобы Управлением принято решение №ГЗ-898/17 от 23.11.2018, в соответствии с которым жалоба ООО ЧОА «Волкодав-2» на действия конкурсной комиссии заказчика в лице МКУ «Центр организации и проведения конкурсных процедур» городского округа г.Уфа Республики Башкортостан при определении поставщика путем проведения открытого конкурса №0301300247617000941«Оказание услуг по охране объектов и имущества Администрации городского округа город Уфа Республики Башкортостан» признана необоснованной (л.д. 16-19).

Не согласившись с вынесенными Управлением решением, ООО ЧОА «Волкодав-2» обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции не установил совокупности оснований необходимых для признания решения антимонопольного органа недействительным.

Оценив в порядке ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации все имеющиеся в деле доказательства в их совокупности, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отмене решения суда первой инстанции.

На основании ч. 1 ст. 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Как установлено частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Пунктом 4 статьи 200 АПК РФ установлено, что при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Из изложенного следует, что для признания ненормативного акта недействительным, решения и действия (бездействия) незаконными необходимо наличие одновременно двух условий: несоответствие их действующему законодательству и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Отношения, направленные на обеспечение государственных и муниципальных нужд в целях повышения эффективности, результативности осуществления закупок товаров, работ, услуг, обеспечения гласности и прозрачности осуществления таких закупок, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере таких закупок, регулируются Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Федеральный закон № 44-ФЗ).

Частью 1 статьи 24 Закона о контрактной системе предусмотрено, что заказчики при осуществлении закупок используют конкурентные способы определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) или осуществляют закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя). В соответствии с частью 1 статьи 59 Закона о контрактной системе под аукционом в электронной форме (электронным аукционом) понимается аукцион, при котором информация о закупке сообщается заказчиком неограниченному кругу лиц путем размещения в единой информационной системе извещения о проведении такого аукциона и документации о нем, к участникам закупки предъявляются единые требования и дополнительные требования, проведение такого аукциона обеспечивается на электронной площадке ее оператором.

Определение поставщиков (подрядчиков, исполнителей) путем проведения аукционов регламентировано положениями параграфа 2 главы 3 Федерального закона № 44-ФЗ, в частности статьями 59 — 71 названного Закона. При этом при проведении аукционов в электронной форме (электронных аукционов) применению также подлежат общие положения об осуществлении закупок, установленные параграфом 1 главы 3 Федерального закона № 44-ФЗ (статьи 24 — 47).

Согласно пункту 4 части 1 статьи 50 Федерального закона №44-ФЗ конкурсная документация наряду с информацией, указанной в извещении о проведении открытого конкурса, должна содержать предусмотренные статьей 51 настоящего Федерального закона требования к содержанию, в том числе к описанию предложения участника открытого конкурса, к форме, составу заявки на участие в открытом конкурсе и инструкцию по ее заполнению, при этом не допускается установление требований, влекущих за собой ограничение количества участников открытого конкурса или ограничение доступа к участию в открытом конкурсе.

Частью 1 статьи 51 Федерального закона №44-ФЗ предусмотрено, что заявки на участие в открытом конкурсе представляются по форме и в порядке, которые указаны в конкурсной документации, а также в месте и до истечения срока, которые указаны в извещении о проведении открытого конкурса. В силу пункта 5 части 2 статьи 51 Закона о контрактной системе заявка на
участие в открытом конкурсе должна содержать всю указанную заказчиком в конкурсной документации информацию, в том числе документы, подтверждающие внесение обеспечения заявки на участие в открытом конкурсе (платежное поручение, подтверждающее перечисление денежных средств в качестве обеспечения заявки на участие в открытом конкурсе, или копия этого платежного поручения либо банковская гарантия, соответствующая требованиям статьи 45 настоящего Федерального закона).

Аналогичные требования к заявке на участие в конкурсе с ограниченным участием предусмотрены конкурсной документацией. Частью 5 подпункта 1 пункта 14 раздела 1 конкурсной документации установлено, что заявка на участие в конкурсе должна содержать документы, подтверждающие внесение обеспечения заявки на участие в открытом конкурсе (платежное поручение, подтверждающее перечисление денежных средств в качестве обеспечения заявки на участие в открытом конкурсе, или копия этого платежного поручения либо банковская гарантия, соответствующая требованиям статьи 45 Закона №44-ФЗ) (л.д. 162).

Пунктом 23 раздела 1 документации установлены требования к банковской гарантии, предоставляемой в качестве обеспечения заявки на участие в конкурсе, а именно указано, что данная гарантия должна быть выдана банком, включенным в предусмотренный статьей 74.1 Налоговый Кодекс Российской Федерации перечень банков, отвечающих установленным требованиям для
принятия банковских гарантий в целях налогообложения (л.д. 166).

Банковская гарантия оформляется в письменной форме на бумажном носителе или в форме электронного документа, подписанного усиленной неквалифицированной электронной подписью лицу, имеющего право действовать от имени гаранта на условиях, определенных гражданским законодательством и статьей 45 Закона № 44-ФЗ.

Банковская гарантия должна быть безотзывной и должна содержать:

  1. сумму банковской гарантии, подлежащую уплате гарантом заказчику;
  2. обязательства принципала, надлежащее исполнение которых обеспечивается банковской гарантией;
  3. обязанность гаранта уплатить заказчику неустойку в размере 0,1 процента денежной суммы, подлежащей уплате, за каждый день просрочки;
  4. условие, согласно которому исполнением обязательств гаранта по банковской гарантии является фактическое поступление денежных сумм на счет, на котором в соответствии с законодательством Российской Федерации учитываются операции со средствами, поступающими заказчику;
  5. срок действия банковской гарантии;
  6. перечень документов, представляемых заказчиком банку одновременно с требованием об осуществлении уплаты денежной суммы по банковской гарантии, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 08.11.2013 №1005 «О банковских гарантиях, используемых для целей ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

В соответствии с частью 2 статьи 53 Закона о контрактной системе заявка на участие в конкурсе признается надлежащей, если она соответствует требованиям Закона о контрактной системе, извещению об осуществлении закупки или приглашению принять участие в закрытом конкурсе и конкурсной документации, а участник закупки, подавший такую заявку, соответствует требованиям, которые предъявляются к участнику закупки и указаны в конкурсной документации.

Конкурсная комиссия отклоняет заявку на участие в конкурсе, если участник конкурса, подавший ее, не соответствует требованиям к участнику конкурса, указанным в конкурсной документации, или такая заявка признана не соответствующей требованиям, указанным в конкурсной документации (часть 3 статьи 53 Закона № 44-ФЗ).

Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждено, что заявка ООО ЧОА «Волкодав-2» была отклонена в связи с нарушением пункта 14 раздела I «Информация об открытом конкурсе» конкурсной документации, а именно в связи с несоответствием документа, подтверждающего внесение обеспечение заявки на участие в конкурсе с ограниченным участием — банковская гарантия.

В данном случае судом и антимонопольным органом установлено, что единственным основанием для отказа Обществу в допуске к участию в конкурсе послужило то обстоятельство, что по мнению конкурсной комиссии, банковская гарантия не может быть представлена в виде копии.

В силу части 6 статьи 45 Закона о контрактной системе основанием для отказа в принятии банковской гарантии заказчиком является:

  1. отсутствие информации о банковской гарантии в предусмотренных настоящей статьей реестрах банковских гарантий;
  2. несоответствие банковской гарантии условиям, указанным в частях 2 и 3 настоящей статьи;
  3. несоответствие банковской гарантии требованиям, содержащимся в извещении об осуществлении закупки, приглашении принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), документации о закупке, проекте контракта, который заключается с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

В силу части 8 статьи 45 Закона о контрактной системе банковская гарантия, предоставляемая участником закупки в качестве обеспечения заявки на участие в закупке, если такой способ обеспечения заявок применим в соответствии с настоящим Федеральным законом, или в качестве обеспечения исполнения контракта, информация о ней и документы, предусмотренные частью 9 настоящей статьи, должны быть включены в реестр банковских гарантий, размещенный в единой информационной системе.

Постановлением Правительства РФ от 08.11.2013 № 1005 «О банковских гарантиях, используемых для целей Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» утверждены Правила ведения реестра Банковский гарантий (далее — Правила), дополнительные требования к банковским гарантиям (далее — дополнительные требования), Перечень документов, представляемых Заказчиком банку одновременно с требованием об осуществлении уплаты денежной суммы по банковской гарантии (далее — Перечень).

Из Перечня следует, что бенефициар одновременно с требованием об осуществлении уплаты денежной суммы по банковской гарантии (далее — требование по банковской гарантии) направляет гаранту следующие документы:

  1. расчет суммы, включаемой в требование по банковской гарантии; (абзац введен Постановлением Правительства РФ от 02.04.2015 № 308);
  2. платежное поручение, подтверждающее перечисление бенефициаром аванса принципалу, с отметкой банка бенефициара либо органа Федерального казначейства об исполнении (если выплата аванса предусмотрена контрактом, а требование по банковской гарантии предъявлено в случае ненадлежащего исполнения принципалом обязательств по возврату аванса);
  3. документ, подтверждающий факт наступления гарантийного случая в соответствии с условиями контракта (если требование по банковской гарантии предъявлено в случае ненадлежащего исполнения принципалом обязательств в период действия гарантийного срока);
  4. документ, подтверждающий полномочия единоличного исполнительного органа (или иного уполномоченного лица), подписавшего требование по банковской гарантии (решение об избрании, приказ о назначении, доверенность).

В соответствии с частью 2 Правил в реестр включаются банковские гарантии, которые выданы банками, включенными в предусмотренный статьей 74.1 Налогового кодекса Российской Федерации (перечень банков, отвечающих установленным требованиям для принятия банковских гарантий в целях налогообложения).

В соответствии с частью 3 Правил ведение реестра и размещение его в единой информационной системе в сфере закупок осуществляет Федеральное казначейство. В соответствии с частью 4 Правил в реестр включаются информация и документы, указанные в части 9 статьи 45 Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения
государственных и муниципальных нужд», а также:

  • наименование, местонахождение заказчика, являющегося бенефициаром, идентификационный номер налогоплательщика;
  • копия документа о внесении изменений в условия банковской гарантии (при наличии);
  • идентификационный код закупки;
  • сведения об отказе заказчика в принятии банковской гарантии (при наличии);
  • иная информация, предусмотренная настоящими Правилами.

В силу части 8 Правил информация и документы, указанные в подпунктах «а», «б», «в» пункта 4 настоящих Правил, подписываются усиленной неквалифицированной электронной подписью лица, имеющего право действовать от имени банка.

Из дополнительных требований следует, что банковская гарантия оформляется в письменной форме на бумажном носителе или в форме электронного документа, подписанного усиленной неквалифицированной электронной подписью лица, имеющего право действовать от имени банка, на условиях, определенных гражданским законодательством и статьей 45 Закона о контрактной системе.

Таким образом, выводы суда первой инстанции о том, что обеспечение заявки на участие в закупке путем предоставления копии банковской гарантии законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок не предусмотрено, основан на неверном толковании действующего законодательства, поскольку ни требованиями действующего законодательства, ни требованиями документации не установлена обязанность участника представлять именно оригинал банковской гарантии в письменной форме на бумажном носителе.

Такого основания, как представление копии банковской гарантии, — не предусмотрено частью 6 статьи 45 Закона № 44-ФЗ. Не установлено подобное требование и самой «Конкурсной документацией». При этом какие-либо конкретные несоответствия представленной Обществом банковской гарантии условиям, указанным в частях 2 и 3 статьи 45 Закона № 44-ФЗ, как и требованиям «Конкурсной документации» самой конкурсной комиссией тоже не установлены.

При этом, антимонопольный орган и суд первой инстанции правомерно исходили из того, что в статье 45 Закона № 44-ФЗ, а также в Постановлении № 1005 установлены конкретные требования к самой банковской гарантии (к ее содержанию), которая может быть представлена участником закупки в обеспечение своей заявки или исполнения контракта.

Дополнительным обязательным требованием для признания банковской гарантии в качестве обеспечения заявки является то, что информация о ней и документы, предусмотренные частью 9 статьи 45 Закона № 44 – ФЗ, должны быть включены в реестр банковских гарантий, размещенный в ЕИС.

Из материалов дела следует, что Банковская гарантия была в действительности предоставлена Коммерческим Банком «ИНТЕРПРОМБАНК» Обществу с ограниченной ответственностью Частное охранное агентство «Волкодав-2» 23.10.2017 и включена в реестр 24.10.2017. Принимая во внимание, что реализация права заявителя на представление банковской гарантии как в электронном виде, так и на бумажном носителе (в отсутствие установленных требований к форме банковской гарантии в электронном виде) не может быть ограничена заказчиком при условии
достаточных оснований установить наличие сведений о ней в реестре банковских гарантий, судебная коллегия находит позицию суда первой инстанции, а также мнение УФАС ошибочными, поскольку они основаны на неверном толковании норм материального права.

Статьей 45 Закона № 44-ФЗ установлены единые требования к «банковской гарантии» — независимо от способа размещения закупки (путем конкурса или электронного аукциона). Во всех случаях выдачи банковской гарантии для целей исполнения Закона № 44-ФЗ копия этого документа, подписанная усиленной неквалифицированной электронной подписью лица, имеющего право действовать от имени банка, вносится в реестр банковских гарантий. В силу пунктов 6 и 8 статьи 45 Закона № 44-ФЗ отсутствие информации о банковской гарантии в соответствующем «Реестре» является основанием для отказа в принятии этого документа в качестве обеспечения заявки на участие в закупке.

Следовательно, при принятии решения о допуске претендента к участию в закупке заказчик в любом случае должен проверить сведения о наличии такой банковской гарантии в «Реестре банковских гарантий». При этом заказчик обладает достоверной информацией в отношении представленной в обеспечение заявки участника банковской гарантии. В данном случае доводы суда первой инстанции основаны на сугубо формальной трактовке процедурных требований и не сопряжены с выявлением негативных процедурных последствий, исключающих достижение цели, зафиксированной в Законе № 44-ФЗ.

При таких обстоятельствах, вывод суда первой инстанции о наличии оснований для отказа в удовлетворении требований общества об отмене решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Башкортостан по делу №ГЗ-898/17 от 23.11.2017 противоречит приведенным нормам права, решение суда подлежит отмене на основании пункта 4 части 1 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а апелляционная жалоба – удовлетворению.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании ч. 4 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлено.

Руководствуясь статьями 176, 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л :

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 26.04.2018 года по делу № А07-39435/2017 отменить.

Требования общества с ограниченной ответственностью Частное Охранное агентство «Волкодав-2» удовлетворить. Признать недействительным как не соответствующее требованиям Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Башкортостан по делу № ГЗ-898/17 от 23.11.2017.

Взыскать с Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Башкортостан в пользу общества с ограниченной ответственностью Частное Охранное агентство «Волкодав-2» судебные расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение заявления в размере 3000 руб., а также за рассмотрение апелляционной жалобы — 1500 руб.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья В.Ю. Костин
Судьи Н.Г. Плаксина
А.А. Арямов

Тюмень: Суд признал контракт чиновников с ФГУП «Охрана» Росгвардии незаконным

В Тюмени чиновники обжаловали решение суда, которое фактически лишило их охраны. Иск в суд подал прокурор Тюменской области при поддержке антимонопольщиков. Надзорные ведомства решили, что договор на охрану здания в центре Тюмени с компанией Росгвардии подписан с нарушениями, и потребовали аннулировать его.

Речь идет о контракте, который Нижне-Обское бассейновое водное управление Росводресурсов заключило с ФГУП «Охрана» Росгвардии. Согласно договору Росгвардия должна была обеспечить военизированную охрану здания на улице Одесской, 27, где находится офис водного управления. Сумма контракта составила 1,9 миллиона рублей. При этом оказалось, что чиновники провели закупку у единственного поставщика, ФГУП «Охрана» Росгвардии — то есть больше никого к этой работе не допустили.

В решении суда говорится, что здание управления по закону подлежит именно государственной охране, однако это не означает, что охранять его может только предприятие Росгвардии.

Существуют и другие ведомственные предприятия, которые по закону могут охранять подобные объекты. «При таких обстоятельствах размещение заказа у единственного поставщика (…) без проведения конкурентных способов закупки противоречит закону», — решил суд и признал контракт чиновников с компанией Росгвардии незаконным.

В Нижне-Обском бассейновом водном управлении с таким решением суда не согласились. Как сообщили в управлении корреспонденту «URA.RU», судебное решение уже обжаловано, дата заседания еще не назначена. Пока вердикт суда в силу не вступил, здание на Одесской охраняет компания Росгвардии.

Свежий обзор судебной практики Верховного суда РФ Утверждён второй в этом году обзор судебной практики Верховного Суда РФ. В обзоре обобщены материалы практики по гражданским, уголовным делам, экономическим спорам, проанализирована практика применения законодательства о банкротстве, о защите конкуренции, о налогах и сборах, разобраны процессуальные вопросы, даны разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике, и др.Некоторые значимые решения Верховного Суда РФ освещены в специальном выпуске: Обзор «ВС РФ второй раз за год обобщил практику: обзор самых интересных дел для юриста».Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2018) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018)

А лицензия-то ненастоящая! Арбитражный суд уличил ямальский отдел Росгвардии в оформлении фиктивного документа

В конце июня Арбитражный суд ЯНАО признал недействительным дубликат лицензии на осуществление частной охранной деятельности от 18.05.2015 № 89/175, выданный отделом Росгвардии по ЯНАО частной охранной организации «Ратник». Речь в решении суда идёт о том, что ЧОО «Ратник» не имело и не имеет права охранять объекты, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности.

Напомним, в марте представители частной охранной организации «Илир» рассказали «ЯмалPRO», как прокуратура города Салехарда и отдел Росгвардии по ЯНАО более двух лет закрывали глаза на незаконную деятельность без лицензии охранной организации «Ратник». При этом все их конкуренты подвергались систематическим проверкам со стороны местных надзорных органов.

В соответствии с законом «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, является самостоятельным видом охранных услуг, возможность предоставления которых должна быть специально оговорена в лицензии на осуществление частной охранной деятельности.

В связи с изменением условий лицензирования с сентября 2015 года охранные предприятия должны были пройти процесс перелицензирования.

«Ратник» свою лицензию не переоформил, но продолжал оказывать услуги по охране объектов. В целом без лицензии ЧОО «Ратник» с момента изменения закона об охранной деятельности и утверждения новых лицензионных требований, незаконно оказала охранные услуги по государственным и муниципальным контрактам на сумму более 58 млн. рублей.

Как же частному охранному предприятию из Салехарда удавалось длительное время заниматься незаконной деятельностью?

Директор ООО ЧОО «Илир» Евгений Мальчиков связывает это с тем, что «Ратник» возглавляет бывший сотрудник отдела лицензирования охранной деятельности ОМВД России по г. Салехарду Денис Шашков, имеющий обширные связи в правоохранительных органах окружной столицы. Тогда казалось, что с незаконной деятельностью ООО ЧОО «Ратник» покончено, но затем ситуация стала развиваться еще интереснее.

Когда в Арбитражном суде рассматривалось дело о незаконной охранной деятельности, руководитель «Ратника» пошёл на хитрость. В феврале 2018 года господин Шашков представил в отдел Росгвардии по ЯНАО заявление о выдаче ООО ЧОО «Ратник» дубликата якобы внезапно утраченной лицензии №89/175 от 18.05.2015 года, выданной УМВД России по ЯНАО.

Однако новый лицензиат выдал ЧОО «Ратник» не дубликат лицензии, как это должно было быть, а фактически новую лицензию с изменённым видом охранных услуг, в соответствии с которой «Ратник» получил право на оказание услуг по охране объектов в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности.

Дубликат лицензии с номером №89/175 от 18.05.2015 года, выданный отделом Росгвардии по ЯНАО, используется «Ратником» по настоящее время и позволяет охранному предприятию выигрывать множество государственных и муниципальных закупок.

В связи с тем, что ООО ЧОО «Ратник» не проходило процедуру перелицензирования, чтобы получить право на оказание нового вида охранных услуг, а получило его фактически путем подлога, достоверность данного дубликата лицензии и была оспорена в арбитражном суде ЯНАО по иску ООО ЧОО «Илир» к отделу Росгвардии по ЯНАО.

Решение о признании лицензии недействительной подлежит немедленному исполнению. Поэтому с момента оглашения решения суда все субъекты хозяйственной деятельности и органы власти должны считать дубликат лицензии «Ратника» недействительным. В связи с чем сотрудники отдела Росгвардии по ЯНАО уже направили в адрес ООО ЧОО «Ратник» предписания о необходимости устранения нарушений закона.

Судебная практика: Распоряжение о проведении внеплановой проверки признано недействительным

ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 13 июня 2018 г. по делу N А33-22266/2017

 
Резолютивная часть постановления объявлена «24» мая 2018 года.
Полный текст постановления изготовлен «13» июня 2018 года.
Третий арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Иванцовой О.А.,
судей: Борисова Г.Н., Юдина Д.В.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Таракановой О.М.,
при участии:
от ответчика (Управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Красноярскому краю): Долбик Н.Б., представителя на основании доверенности от 28.12.2017 N 207, паспорта; Лемешко И.А., представителя на основании доверенности от 03.05.2018 N 11, служебного удостоверения; Приподаева А.Н., представителя на основании доверенности от 28.12.2017 N 134, служебного удостоверения,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Красноярскому краю
на решение Арбитражного суда Красноярского края
от «16» марта 2018 года по делу N А33-22266/2017,
принятое судьей Чурилиной Е.М.,

установил:
общество с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Илир» (ИНН 2463244329, ОГРН 1132468010751) (далее — ООО ЧОО «Илир», общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Управлению Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Красноярскому краю (ИНН 2466175698, ОГРН 1162468110859) (далее — Управление Росгвардии по Красноярскому краю, ответчик) о признании недействительными распоряжения от 19.07.2017 N 108 и предписания от 18.08.2017 N 709/8-1419.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 16 марта 2018 года по делу N А33-22266/2017 заявление ООО ЧОО «Илир» удовлетворено. Признаны недействительными распоряжение Управления Росгвардии по Красноярскому краю о проведении внеплановой (документарной выездной) проверки ООО ЧОО «Илир» от 19.07.2017 N 108 и предписание Центра лицензионно-разрешительной работы Управления Росгвардии по Красноярскому краю об устранении нарушений лицензионных требований от 18.08.2017 N 709/8-1419, как несоответствующие Федеральному закону от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». С ответчика в пользу заявления взыскано 6000 рублей расходов по уплате государственной пошлины.

Не согласившись с данным судебным актом, Управление Росгвардии по Красноярскому краю обратилось в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить в полном объеме, принять по делу новый судебный акт, полагая, что оспариваемые распоряжение о проведении внеплановой проверки и предписание об устранении лицензионных требований соответствуют действующему законодательству и не нарушают права и законные интересы заявителя. В апелляционной жалобе ответчик ссылается на следующие обстоятельства:

  • внеплановая выездная проверка осуществлена на основании поступившей от ИФНС России по Октябрьскому району г. Красноярска информации; данная информация направлена в Управление Росгвардии по Красноярскому краю с целью продолжения проведения контрольных мероприятий и проверок в рамках функций, возложенных на государственные органы в отношении ООО ЧОО «Илир», а также побуждение данной организации к соблюдению законодательства Российской Федерации; при проведении проверки сотрудники контролирующего органа имели соответствующее распоряжение от 19.07.2017 N 108 о проведении внеплановой (документарной выездной) проверки ООО ЧОО «Илир»; данная проверка проводилась с целью установления соответствия/несоответствия лицензиата обязательным лицензионным требованиям, соблюдения/несоблюдения лицензиатом в процессе осуществления охранной деятельности обязательных лицензионных требований; внеплановая выездная проверка согласована с прокуратурой Красноярского края; общество надлежащим образом уведомлено о проведении проверки;
  • право подписи мотивированного представления предусмотрено в должностной инструкции заместителя начальника отдела — начальника отделения лицензирования отдела контроля за частной охранной деятельностью Центра лицензионно-разрешительной работы Управления Росгвардии по Красноярскому краю; таким образом, лицо, подписавшее мотивированное представление, Приподаев Андрей Николаевич наделен соответствующими полномочиями;
  • в результате проведения внеплановой проверки выявлены нарушения, которые отражены в акте проверки; по результатам проверки обществу вынесено предписание об устранении лицензионных требований; ООО ЧОО «Илир» предписание исполнено в установленный срок и в полном объеме;
  • суд первой инстанции, не проанализировав имеющиеся в деле материалы проверки, не сопоставив их с положениями статьи 20 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», неправомерно пришел к выводу о допущенных контролирующим органом грубых нарушениях при проведении проверки.

В судебном заседании представители ответчика поддержали требования апелляционной жалобы, сослались на изложенные в ней доводы.

ООО ЧОО «Илир», уведомленное о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы в соответствии с требованиями статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (посредством размещения текста определения о принятии апелляционной жалобы к производству и публичного извещения о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы в Картотеке арбитражных дел на официальном сайте Федеральных арбитражных судов Российской Федерации в сети «Интернет» http://kad.arbitr.ru), в судебное заседание своего уполномоченного представителя не направило, представило отзыв на апелляционную жалобу, в котором с доводами апелляционной жалобы не согласилось, просило рассмотреть апелляционную жалобу без участия представителя заявителя.

В соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционная жалоба рассматривается в отсутствие представителя заявителя.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие, имеющие значение для дела, обстоятельства.

Должностными лицами Управления Росгвардии по Красноярскому краю на основании распоряжения от 19.07.2017 N 108 в отношении ООО ЧОО «Илир» проведена внеплановая (документарная, выездная) проверка.

По результатам проверки составлен акт проверки от 18.08.2017 N 709/8-1241; обществу выдано предписание об устранении нарушений лицензионных требований от 18.08.2017 N 709/8-1419. Согласно указанному предписанию обществу следовало в срок до 18.09.2017 устранить перечисленные в предписании нарушения, в срок до 19.09.2017 предоставить информацию об исполнении предписания и устранения нарушений, выявленных в ходе внеплановой проверки с приложением копий подтверждающих документов.

Полагая, что распоряжение о проведении проверки и предписание об устранении нарушений лицензионных требований не соответствуют действующему законодательству, нарушают права и охраняемые законом интересы в сфере предпринимательской деятельности, ООО ЧОО «Илир» обратилось в арбитражный суд с вышеуказанным заявлением.

Проверив в пределах, установленных статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального права и соблюдения норм процессуального права, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции не установил оснований для отмены судебного акта в силу следующего.

В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается, как на основания своих требований и возражений.

Из положений статей 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что для признания оспариваемых ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными необходимо наличие одновременно двух условий — несоответствие их закону или иным нормативным правовым актам и нарушение ими прав и охраняемых законом интересов субъектов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

При этом, исходя из правил распределения бремени доказывания, установленных статьями 65, 198, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обязанность доказывания факта нарушения своих прав и законных интересов возлагается на заявителя.

Как следует из материалов дела (в том числе распоряжения от 19.07.2017 N 108, акта проверки от 18.08.2017 N 709/8-1241), должностными лицами контролирующего органа проведена внеплановая выездная проверка по соблюдению (несоблюдению) обществом в процессе осуществления охранной деятельности, обязательных лицензионных требований соответствия (несоответствия) сведений о лицензиате, представленных последним в адрес лицензирующего органа, обязательным лицензионным требованиям, указанным в Законе Российской Федерации от 11.03.1992 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», Положении о лицензировании частной охранной деятельности, Правилах уведомления частной охранной организацией органов внутренних дел о начале или об окончании оказания охранных услуг, изменении состава учредителей (участников), утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.06.2011 N 498.

Суд первой инстанции, удовлетворяя требования заявления, признавая недействительными распоряжение о проведении проверки и предписание об устранении нарушений лицензионных требований, пришел к выводу о том, что оспариваемые ненормативные правовые акты не соответствуют действующему законодательству, нарушают права и законные интересы заявителя.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции на основании следующего.
Согласно части 7 статьи 2, части 20 статьи 9 Федерального закона от 03.07.2016 N 226-ФЗ «О войсках национальной гвардии Российской Федерации», войска национальной гвардии наделены полномочиями, в том числе по осуществлению федерального государственного контроля (надзора) за соблюдением законодательства Российской Федерации в области оборота оружия и частной охранной деятельности.

В соответствии с подпунктами 1, 17 пункта 9 Положения об Управлении Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Красноярскому краю, утвержденного приказом Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации от 30.09.2016 N 181, Управление Росгвардии по Красноярскому краю осуществляет в пределах своей компетенции меры по реализации государственной политики в сфере деятельности войск национальной гвардии, в сфере оборота оружия, в сфере частной охранной деятельности на территории региона, осуществляет федеральный государственный контроль (надзор) за соблюдением законодательства Российской Федерации в сфере оборота оружия и в сфере частной охранной деятельности.

В силу статьи 1.1 Закона Российской Федерации от 11.03.1992 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», пункта 32 части 1 статьи 12 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» частная охранная деятельность подлежит лицензированию.

Согласно части 1 статьи 19 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» к отношениям, связанным с осуществлением лицензионного контроля, применяются положения Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» с учетом особенностей организации и проведения проверок, установленных частями 2 — 10 настоящей статьи.

Федеральный закон от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее — Федеральный закон от 26.12.2008 N 294-ФЗ) устанавливает порядок организации и проведения проверок юридических лиц органами, уполномоченными на осуществление государственного контроля (надзора) (пункт 1 части 2 статьи 1 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ).

В соответствии с частью 1 статьи 10 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ предметом внеплановой проверки является соблюдение юридическим лицом в процессе осуществления деятельности обязательных требований и требований, установленных муниципальными правовыми актами.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 10 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ основанием для проведения внеплановой проверки является мотивированное представление должностного лица органа государственного контроля (надзора) по результатам анализа результатов мероприятий по контролю без взаимодействия с юридическими лицами, рассмотрения или предварительной проверки поступивших в органы государственного контроля (надзора) обращений и заявлений граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, юридических лиц, информации от органов государственной власти, органов местного самоуправления, из средств массовой информации о следующих фактах: причинения вреда или возникновения угрозы причинения вреда жизни здоровью граждан, безопасности государстве, нарушения прав потребителей.

Согласно части 1 статьи 14 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ проверка проводится на основании распоряжения руководителя органа государственного контроля (надзора).

Таким образом, основанием для проведения внеплановой проверки и, соответственно, вынесения оспариваемого распоряжения является мотивированное представление должностного лица органа государственного контроля (надзора) по результатам проверки поступивших в органы государственного контроля (надзора), обращений и заявлений.

Как следует из материалов дела и не оспаривается ответчиком, мотивированное представление и предписание, подготовленные исполняющим обязанности начальника Центра лицензионно-разрешительной работы Управления Росгвардии по Красноярскому краю Любимовым Виталием Петровичем, подписаны от имени указанного лица иным должностным лицом — начальником отделения лицензирования частной охранной деятельности отдела контроля за частной охранной деятельностью Центра лицензионно-разрешительной работы Управления Росгвардии по Красноярскому краю Приподаевым Андреем Николаевичем.

Данное обстоятельство подтверждено Приподаевым А.Н. в судебном заседании суда апелляционной инстанции.

На вопрос суда апелляционной инстанции, кем фактически были рассмотрены информация, поступившая от ИФНС России по Октябрьскому району г. Красноярска, и материалы проверки, Приподаев А.Н. ответил, что им. Вместе с тем, на вопрос суда апелляционной инстанции, почему, если фактически документы были рассмотрены Приподаевым А.Н., представление и предписание были подготовлены за подписью Любимова В.П., Приподаев А.Н. затруднился с ответом.

Согласно резолюции, проставленной на сообщении ИФНС России по Октябрьскому району г. Красноярска, Приподаеву А.Н. не было поручено ни рассмотрение информации, поступившей от ИФНС России по Октябрьскому району г. Красноярска, для подготовки мотивированного представления, ни рассмотрение материалов проверки для вынесения предписания. Приподаеву А.Н. было поручено только подготовить запрос в прокуратуру о проведении внеплановой проверки.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции критически относится к показаниям Приподаева А.Н. о том, что именно он рассматривал информацию, поступившую от ИФНС России по Октябрьскому району г. Красноярска, и материалы проверки, по результатам которой вынесено предписание.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что наличие у Приподаева А.Н. в соответствии с его должностной инструкцией полномочий на подписание мотивированного представления не означает наличие у него права на подписание от имени и за исполняющего обязанности начальника Центра лицензионно-разрешительной работы Управления Росгвардии по Красноярскому краю Любимова Виталия Петровича мотивированного представления от 19.07.2017 и предписания об устранении нарушений лицензионных требований от 18.08.2017 N 709/8-1419.

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что мотивированное представление от 19.07.2017 является ненадлежащим доказательством, что свидетельствует об отсутствии у Управления Росгвардии по Красноярскому краю оснований для проведения в отношении заявителя внеплановой проверки; доказательства обратного в материалах дела отсутствуют, в связи с чем доводы апелляционной жалобы о наличии оснований для проведения проверки отклоняются как несостоятельные.

Таким образом, судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о том, что распоряжение от 19.07.2017 N 108 также является ненадлежащим доказательством, поскольку вынесено контролирующим органом при отсутствии на это законных оснований; проверка проведена при отсутствии соответствующего распоряжения.

Проведение ответчиком в отношении заявителя внеплановой выездной проверки в отсутствие оснований для ее проведения свидетельствует о нарушении пункта 2 части 2 статьи 10 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ. Обстоятельства, указанные ответчиком в обоснование правомерности проведения проверки, в том числе о том, что проведение данной проверки согласовано с прокуратурой, при отсутствии оснований для ее проведения, не свидетельствуют об обратном.

Нарушение требований, предусмотренных пунктом 2 части 2 (в части оснований проведения внеплановой выездной проверки) статьи 10 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ отнесено к числу грубых (пункт 1 части 2 статьи 20 указанного Федерального закона).

Согласно части 1 статьи 20 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ результаты проверки, проведенной органом государственного контроля (надзора) с грубым нарушением установленных настоящим Федеральным законом требований к организации и проведению проверок, не могут являться доказательствами нарушения юридическим лицом обязательных требований и требований, установленных муниципальными правовыми актами, не могут являться доказательствами нарушения юридическим лицом обязательных требований и требований, установленных муниципальными правовыми актами, и подлежат отмене вышестоящим органом государственного контроля (надзора) или судом на основании заявления юридического лица, индивидуального предпринимателя.

При указанных обстоятельствах судом первой инстанции сделан верный вывод о том, что распоряжение Управления Росгвардии по Красноярскому краю о проведении внеплановой (документарной, выездной) проверки ООО ЧОО «Илир» от 19.07.2017 N 108 и предписание об устранении нарушений лицензионных требований от 18.08.2017 N 709/8-1419, выданное обществу по результатом такой проверки, не соответствует Федеральному закону от 26.12.2008 N 294-ФЗ, нарушают права и законные интересы заявителя.
Признание предписания недействительным в полном объеме означает недействительность всех пунктов, содержащихся в предписании. Довод ответчика об исполнении обществом предписания в установленный срок и в полном объеме не свидетельствует об обратном.

Поскольку доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, то признаются апелляционным судом несостоятельными, в связи с чем не могут служить основанием для отмены оспариваемого определения суда первой инстанции.

При изложенных обстоятельствах, судом апелляционной инстанции не установлено оснований для отмены решения суда первой инстанции и для удовлетворения апелляционной жалобы. Согласно статье 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения, апелляционная жалоба — без удовлетворения.

При подаче апелляционной жалобы Управление Росгвардии по Красноярскому краю на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации освобождено от уплаты государственной пошлины. Следовательно, расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы не понесены, в связи с чем, не подлежат распределению.

Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд
 
постановил:

решение Арбитражного суда Красноярского края от «16» марта 2018 года по делу N А33-22266/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

Председательствующий
О.А.ИВАНЦОВА

Судьи
Г.Н.БОРИСОВ
Д.В.ЮДИН

Судебная практика: Решение по делу 21-486/2018

Решение по делу 21-486/2018

РЕШЕНИЕ

26 июня 2018 года пр. Ленина, 25, г. Барнаул

Судья Алтайского краевого суда Зацепин Е.И., рассмотрев жалобу Игнатенко Олега Валерьевича на решение судьи Белокурихинского городского суда Алтайского края от 3 мая 2018 года по делу по жалобе Игнатенко Олега Валерьевича на постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 20.16 КоАП РФ от 22 декабря 2017 года и определение об исправлении опечатки от 05 февраля 2018 года, вынесенные старшим инспектором ОЛЛР Управления Росгвардии по Алтайскому краю по г. Белокурихе Пантелеевым А.Ф., в соответствии с которыми, должностное лицо — руководитель общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Рубеж» Игнатенко Олег Валерьевич, ДД.ММ.ГГ года рождения, уроженец <адрес>, зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее по тексту – КоАП РФ), и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 4000 рублей,

УСТАНОВИЛ:

согласно протоколу об административном правонарушении серии 22 № 457 от 21 декабря 2017 года, составленному старшим инспектором ОЛРР Управления Росгвардии по Алтайскому краю по г. Белокурихе Пантелеевым А.Ф., 20 декабря 2017 года в 10 часов 00 минут при проведении проверки общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Рубеж» (далее также ООО ЧОО «Рубеж»), руководителем которого является Игнатенко О.В. установлено, что в нарушение ч. 2 ст. 19 Закона Российской Федерации от 11 марта 1992 года № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской федерации» работники данной организации Ильин В.Г. в период с 01 декабря 2017 года по 17 декабря 2017 года, Игнатенко О.В. с 16 января 2017 года по 17 декабря 2017 года, Волегов А.А. с 16 января 2017 года по 17 декабря 2017 года, Прибытков В.В. с 15 мая 2017 года по 17 декабря 2017 года, Овечкин А.В. с 14 июля 2017 года по 17 декабря 2017 года, Пунцель Е.Н. с 09.10.2017 года по 17 декабря 2017 года, Медведев К.И. с 25 октября 2017 года по 17 декабря 2017 года осуществляли частную охранную деятельность без страхования на случай гибели, получения увечья или иного повреждения здоровья в связи с оказанием ими охранных услуг. Договор страхования от несчастных случаев между страховой компанией <данные изъяты> и <данные изъяты> заключен с 18 декабря 2017 года.

Действия Игнатенко О.В. квалифицированы по ч. 4 ст. 20.16 КоАП РФ.

Постановлением № 087/457 от 22 декабря 2017 года с учетом определения об исправлении опечатки от 05 февраля 2018 года, вынесенных старшим инспектором ОЛЛР Управления Росгвардии по Алтайскому краю по г. Белокурихе Пантелеевым А.В., руководитель ООО ЧОО «Рубеж» Игнатенко О.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 20.16 КоАП РФ, с назначением административного наказания, в виде административного штрафа, в размере 4000 руб.

Не согласившись с указанными постановлением и определением, Игнатенко О.В. подал в городской суд жалобу, в которой просил постановление № 087/457 от декабря 2017 года и определение по делу об административном правонарушении об исправлении опечатки от 05 февраля 2018 года признать незаконными и отменить.

В обоснование жалобы указал, что протокол об административном правонарушении не содержит информации о месте и событии совершения административного правонарушения, не установлено, в чем выразилось его действие (бездействие). Не установлено является ли генеральный директор ООО ЧС «Рубеж» должностным лицом, ответственным за осуществление страхования работников. Неверно указана дата начала периода осуществления работником ООО ЧОО «Рубеж» Овечкиным А.В. частной охранной деятельности без страхования на случай гибели, получения увечья или иного повреждения здоровья в связи с оказанием охранных услуг — 14 июля 2017 года, в то время как на работу Овечкин А.В. принят 04 июля 2017 года и обязанность по его страхованию у частной охранной организации возникла с момента заключения ним трудового договора.

Период осуществления частной охранной деятельности, без страхования работника Игнатенко О.В. указан с 16 января 2017 года по 17 декабря 2017 года в то время как ДД.ММ.ГГ Игнатенко О.В. переведен с должности <данные изъяты> на должность <данные изъяты> с этого времени не оказывал частных охранных услуг, в связи с чем, в соответствии с Законом Российской Федерации от 11 марта 1992 года № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской федерации» не подлежал страхованию.

Составленный с нарушениями установленных требований и содержащий информацию не соответствующую фактическим обстоятельствам дела протокол об административном правонарушении является ненадлежащим доказательством совершения административного правонарушения.

При назначении наказания не учтено смягчающее ответственность обстоятельство — добровольное устранение выявленного нарушения на момент проверки.

Напротив было учтено обстоятельство, отягчающее административную ответственность — повторное совершение административного правонарушения, что противоречит нормам законодательства, поскольку ни Игнатенко О.В., ни юридическое лицо — ООО ЧОО «Рубеж» ранее никогда не привлекались к административной ответственности за совершение однородного правонарушения.

Заявитель указал, что не согласен с определением об исправлении опечатки от 05 февраля 2018 года, считает его незаконным, необоснованным и вынесенным с нарушением процессуальных норм, по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 29.9 КоАП РФ по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении может быть вынесено постановление, которое должно содержать сведения, предусмотренные ст. 29.10 КоАП РФ.

Из содержания данного постановления достоверно не следует, что к административной ответственности привлечено должностное лицо — руководитель ООО ЧОО «Рубеж» Игнатенко О.В., отсутствуют выводы о субъекте административного правонарушения, что могло бы подтвердить технический характер допущенной ошибки. Считает, что административный орган фактически изменил лицо, привлеченное к административной ответственности, с юридического на должностное лицо, что свидетельствует о нарушении прав указанных лиц. В определении не указаны обстоятельства, послужившие основанием для рассмотрения материалов дела с последующим вынесением определения об исправлении опечатки.

Полагает, что неправильное указание в постановлении лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении и неправильное указание лица привлеченного к административной ответственности не является опечаткой, а относится к нарушениям процессуального порядка привлечения к административной ответственности. Предмет исправления не соответствует определению «опечатка». При внесении исправления изменено содержание постановления по делу об административном правонарушении. Таким образом, определение от 05 февраля 2018 года об исправлении опечатки противоречит требованиям ст. 29.12.1. КоАП РФ.

Решением судьи Белокурихинского городского суда от 3 мая 2018 года вышеуказанное постановление изменено, жалоба Игнатенко О.В. частично удовлетворена. Исключен из объема обвинения период работы Игнатенко О.В. с 16 января 2017 года по 17 декабря 2017 года, а также период работы Волегова А.А. без страхования на случай гибели, получения увечья или иного повреждения здоровья в связи с оказанием ими охранных услуг в должности охранника — водителя с 16 января 2017 года по 05 февраля 2017 года.

Признано в соответствии с и. 7 ч. 1 ст. 4.2 КоАП РФ в качестве смягчающего обстоятельства добровольное исполнение до вынесения постановления по делу об административном правонарушении лицом, совершившим административное правонарушение, предписания об устранении допущенного нарушения, выданного ему органом, осуществляющим государственный контроль (надзор), снижено назначенное руководителю общества с ограниченной ответственностью частной охранной организации «Рубеж» Игнатенко Олегу Валерьевичу наказание в виде административного штрафа до трех тысяч пятисот рублей.

Игнатенко О.В. обратился в Алтайский краевой суд с жалобой о об отмене решения судьи городского суда, прекращении производства по делу в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности, указав, что вынесенное решение является незаконным, не соответствует обстоятельствам дела ввиду неправильного применения норм материального и процессуального права, ссылаясь на доводы, приведенные в жалобе, направленной в городской суд, утверждая, что они не получили законного разрешения.

Дополнительно указал, что неверно указаны в решении судьи периоды, в течении которых Волегов А.А. подлежал страхованию. Судьей должным образом не исследована должностная инструкция исполнительного директора общества, согласно которой, он относится к категории руководителей и обеспечивает выполнение социальных гарантий общества перед работниками.

В судебное заседание Игнатенко О.В. не явился, о месте и времени рассмотрения дела извещен надлежащим образом, ходатайство об отложении рассмотрения дела не заявлял, в связи с чем, дело по жалобе рассмотрено в его отсутствие.

Исследовав материалы дела, считаю жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ч. 4 ст. 20.16 КоАП РФ оказание частных детективных или охранных услуг с нарушением установленных законом требований — влечет наложение административного штрафа на частных детективов (охранников) в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на руководителей частных охранных организаций — от трех тысяч до пяти тысяч рублей.

Как следует из положений статей Закона РФ от 11 марта 1992 года № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» частная детективная и охранная деятельность определяется как оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам, имеющими специальное разрешение (лицензию) органов внутренних дел организациями и индивидуальными предпринимателями в целях защиты законных прав и интересов своих клиентов (ст. 1). Правовую основу частной детективной и охранной деятельности составляют Конституция Российской Федерации, настоящий Закон, другие законы и иные правовые акты Российской Федерации (ст. 2).

В силу п. 2 ст. 19 указанного Закона граждане, занимающиеся частной охранной деятельностью, подлежат страхованию на случай гибели, получения увечья или иного повреждения здоровья в связи с оказанием ими охранных услуг в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Указанное страхование граждан, занимающихся частной охранной деятельностью, осуществляется за счет средств соответствующей охранной организации и включается в состав ее затрат.

Распоряжением от 07 декабря 2017 года № 223 Управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Алтайскому краю назначена проверка в отношении ООО ЧОО «Рубеж», задачей которой являлось соблюдение законодательства о лицензировании частной охранной деятельности. 21 декабря 2017 года по результатам проверки составлен акт в котором зафиксированы выявленные нарушения, что послужило основанием для составления протокола об административном правонарушении.

Согласно материалам дела, работники данной организации Ильин В.Г. в период с 01 декабря 2017 года по 17 декабря 2017 года, Игнатенко О.В. с 16 января 2017 года по 17 декабря 2017 года, Волегов А.А. с 16 января 2017 года по 17 декабря 2017 года, Прибытков В.В. с 15 мая 2017 года по 17 декабря 2017 года, Овечкин А.В. с 14 июля 2017 года по 17 декабря 2017 года, Пунцель Е.Н. с 09.10.2017 года по 17 декабря 2017 года, Медведев К.И. с 25 октября 2017 года по 17 декабря 2017 года осуществляли частную охранную деятельность без страхования на случай гибели, получения увечья или иного повреждения здоровья в связи с оказанием ими охранных услуг. Договор страхования от несчастных случаев между страховой компанией <данные изъяты> и ООО ЧОО «Рубеж» заключен с 18 декабря 2017 года.

Установлено, что в соответствие с решением № 1/17 единственного учредителя ООО ЧОО «Рубеж», приказом ***-лс от ДД.ММ.ГГ Игнатенко О.В. принят на работу ООО ЧОО «Рубеж» в структурное подразделение — администрация, на должность <данные изъяты>, копия данного документа приложена Игнатенко О.В. в поданной в суд жалобе (л.д. 32).

Исходя из п. 7.1, и. 7.3 и 7.5 Устава ООО ЧОО «Рубеж», также представленных заявителем Игнатенко О.В. документов единственным исполнительным органом данного общества является Генеральный директор, который заключает договоры и совершает иные сделки, выдает доверенности от имени общества, обязан в своей деятельности соблюдать требования действующего законодательства, руководствоваться требованиями настоящего Устава, решениями единственного участника Общества, принятыми в рамках его компетенции, а также заключенными Обществом договорами и соглашениями, в том числе заключенными с обществом трудовыми договорами.

Из пункта 1.2 Положения о генеральном директоре ООО ЧОО «Рубеж», утвержденного решением № 5/17 от 20 ноября 2017 года следует, что генеральный директор является единоличным исполнительным органом Общества, осуществляющим руководство его текущей деятельностью, за исключением решения вопросов, отнесенных федеральными законами и Уставом Общества к компетенции единственного участника Общества. В компетенцию генерального директора (раздел 2 Положения) входит руководство текущей деятельностью Общества, без доверенности действовать от имени Общества, в том числе представлять интересы и совершать сделки, распоряжаться имуществом Общества в пределах, установленных единственным участником Общества, Уставом и действующим законодательством, открывать расчетный, валютный и другие счета Общества в банках, заключать договоры и совершать иные сделки, выдавать доверенности от имени Общества.

К материалам дела об административном правонарушении приобщены следующие копии выписок из приказов ООО ЧОО «Рубеж»: ***-лс от 16 января 2017 года о приеме на работу Волегова А.А. на должность охранника-водителя ГБР с 16 января 2017 года; согласно копии выписки из приказа ***-лс от 04 июля 2017 года Овечкин А.В. принят на работу в ООО ЧОО «Рубеж» на должность охранника ГБР с 04 июля 2017 года.

Материалами дела установлено оказание руководителем ООО ЧОО «Рубеж» охранных услуг, с нарушением установленных законом требований, что является административным правонарушением, предусмотренным ч. 4 ст. 20.16 КоАП РФ. С учетом изложенного следует, что правонарушение совершено должностным лицом — генеральным директором ООО ЧОО «Рубеж» Игнатенко О.В., в отношении которого и составлен протокол об административном правонарушении.

Согласно оспариваемому постановлению *** от по делу обадминистративном правонарушении от 22 декабря 2018 года, в его описательно — мотивировочной части, сделан вывод о наличии в действиях руководителя ООО ЧОО «Рубеж» Игнатенко О.В. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 20.16 КоАП РФ, при этом в резолютивной части постановления допущена техническая ошибка (опечатка) — в качестве виновного лица указано ООО ЧОО «Рубеж», которая была устранена должностным лицом Росгвардии определением от 05 февраля 2018 года, согласно которому определено считать верным в качестве лица привлеченного к ответственности считать руководителя ООО ЧОО «Рубеж» Игнатенко О.В.

Вопреки доводам жалобы исправление данной опечатки не повлекло изменение содержания постановления, поскольку и в протоколе об административном правонарушении и в описательно — мотивировочной части оспариваемого постановления в качестве лица, совершившего административное правонарушение, указано должностное лицо — руководитель ООО ЧОО «Рубеж» Игнатенко О.В.

Оценивая доказательства в соответствие с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ судья городского суда пришел к обоснованному выводу, что действия генерального директора Игнатенко О.В. правильно квалифицированы по ч. 4 ст. 20.16 КоАП РФ, поскольку при организации деятельности ООО ЧОО «Рубеж» по оказанию охранных услуг им допущены нарушения, установленные требованиями п. 2 ст. 19 Закон Российской Федерации от 11 марта 1992 года № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».

Игнатенко О.В., являясь руководителем ООО ЧОО «Рубеж» и выполняя организационно-распорядительные функции, отвечает за организацию всей деятельности Общества, в том числе за соблюдением им законов и подзаконных актов Российской Федерации при оказании частных охранных услуг. Опровергающих обстоятельств Игнатенко О.В. в судебном заседании не приведено.

Довод заявителя о том, что в протоколе не содержится информация о месте совершения и событии административного правонарушения, не указаны конкретные действия (бездействия) Игнатенко О.В. опровергнуты вышеуказанными доказательствами, которыми достоверно подтверждено, что в силу своих должностных обязанностей в качестве генерального директора ООО ЧОО «Рубеж» Игнатенко О.В. должен был за счет средств данной организации и в порядке, установленном законодательством Российской Федерации принять меры по страхованию лиц, из числа работников ООО ЧОО «Рубеж», занимающихся частной охранной деятельностью, на случай гибели, получения увечья или иного повреждения здоровья в связи с оказанием ими охранных услуг.

Вопреки доводам жалобы должностное лицо Пантелеев А.Ф. обоснованно признал отягчающим обстоятельством повторное совершение однородного административного правонарушения, учитывая, что однородным считается правонарушение, имеющее единый родовой объект посягательства. В протоколе об административном правонарушении и в постановлении *** содержится информация о месте и событии административного правонарушения, из его содержания понятно, в чем выразилось бездействие должностного лица.

В ходе рассмотрения жалобы Игнатенко О.В. на постановление должностного лица управления Росгвардии по Алтайскому краю от 22 декабря 2017 года судья городского суда, не связанный доводами жалобы, в соответствии с ч. 3 ст. 30.6 КоАП РФ проверил на основании исследованных доказательств, оценка которым дана в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, законность и обоснованность вынесенного по делу постановления в полном объеме и пришел к правильному выводу о несостоятельности доводов жалобы.

Так, частью 4 ст. 20.16 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за оказание частных детективных или охранных услуг, либо не предусмотренных законом, либо с нарушением установленных законом требований.

Довод жалобы о неверном указании периода, в течение которого работники общества подлежали страхованию, не влекут отмену обжалуемого решения судьи.

Вопрос о вине исполнительного директора общества в части обеспечения социальных гарантий работников общества в ходе рассмотрения настоящего дела обсуждаться не может.

Постановление по делу об административном правонарушении вынесено уполномоченным на это должностным лицом, в соответствии с требованиями ст. 29.10 КоАП РФ, а наказание правонарушителю назначено в соответствии с санкцией ч. 4 ст. 20.16 КоАП РФ.

Оценивая доводы жалобы, в том числе о наличии процессуальных нарушений, выразившихся в нарушении прав Игнатенко О.В., прихожу к выводу, что они основаны на неверном толковании норм права и аналогичны доводам, заявленным при рассмотрении дела в городском суде, которые были проверены судом в полном объеме. Оснований для переоценки доказательств не имеется.

Существенных нарушений процессуальных требований КоАП РФ как при составлении протокола об административном правонарушении, так и в ходе рассмотрения дела в суде не установлено.

На основании изложенного, и, руководствуясь ст. 30.9 КоАП РФ,

решил:

решение судьи Белокурихинского городского суда Алтайского края от 3 мая 2018 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 20.16 КоАП РФ, в отношении Игнатенко Олега Валерьевича оставить без изменения, жалобу Игнатенко Олега Валерьевича — без удовлетворения.

Судья Алтайского краевого суда

Е.М.Зацепин

Судебная практика: Дубликат лицензии на осуществление частной охранной деятельности признан недействительным

Ранее мы писали: В Салехарде ЧОП заработал более 58 млн. бюджетных рублей на охране без лицензии. 

История получила свое логическое завершение…

 

В марте 2018 года ООО ЧОО«Илир» рассказывало, как в г. Салехарде более двух лет прокуратура города и отдел Росгвардии по ЯНАО закрывали глаза на незаконную деятельность без лицензии местной охранной организации ООО ЧОО «Ратник» по охране объектов в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищённости. При этом все конкуренты по отношению к данному охранному предприятию подвергаются систематическим массовым проверкам со стороны местных надзорных органов. Тогда на незаконность деятельности ООО ЧОО «Ратник» без лицензии указал Арбитражный суд ЯНАО в своем решении по делу А81-182/2018 от 19.03.2018 года по иску ООО ЧОО «Илир» об оспаривании решения антимонопольного органа по одной из закупок охранных услуг городским рынком МП «Дары Ямала».

Напомним, согласно пункту 7 части 3 статьи 3 Закона N 2487-1 «»О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»» в редакции Федерального закона от 31.12.2014 N 534-ФЗ (далее — Закон N 534-ФЗ) охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 Закона N 2487-1, является самостоятельным видом охранных услуг, возможность предоставления которых должна быть специально оговорена в лицензии на осуществление частной охранной деятельности. При этом, необходимо отметить, что предыдущая редакция пункта 7 части третьей статьи 3 Закона N 2487-1 предусматривала в числе видов частной охранной деятельности охрану объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения и перечень которых утверждается в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Для того, чтобы, начиная с 09.09.2015 года (Дата утверждения новых лицензионных требований Правительством РФ) охранные предприятия имели право охранять объекты, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, они должно были пройти процесс перелицензирования в целях внесения соответствующих изменений в свои лицензии.

Однако ООО ЧОО «Ратник» свою лицензию не переоформило и продолжало оказывать услуги по охране данных объектов без необходимой для этого лицензии. Всего фактически без лицензии данному охранному предприятию удалось с момента изменения закона об охранной деятельности и утверждения новых лицензионных требований Правительством РФ оказать охранных услуг по государственным и муниципальным контрактам на сумму более 58 000 000 рублей.

Безнаказанность столь длительный период незаконной охранной деятельности директор ООО ЧОО «Илир» Евгений Мальчиков тогда связал с тем, что данное охранное предприятие возглавляет бывший сотрудник отдела лицензирования охранной деятельности ОМВД России по г. Салехарду некто Шашков Денис Сергеевич, имеющий обширные связи в правоохранительных органах города Салехарда. Тогда, казалось бы, что с незаконной деятельности ООО ЧОО «Ратник» в ЯНАО было покончено, но далее ситуация развивались еще более интересней.

Когда в суде рассматривалось дело А81-182/2018, руководитель ООО ЧОО «Ратник» в целях оправдания незаконной деятельности своего охранного предприятия длительный период времени по охране объектов с массовым пребыванием людей без лицензии, используя свои обширные связи в органах как бывший сотрудник отдела лицензирования ОМВД Росси по г. Салехарду, пошел на хитрость.

В феврале 2018 года им в отдел Росгвардии по ЯНАО было предоставлено заявление о выдаче ООО ЧОО «Ратник» дубликата якобы внезапно утраченной лицензии №89/175 от 18.05.2015 года, выданной УМВД России по ЯНАО.

Однако в ответ на обращение, ООО ЧОО «Ратник» был выдан не дубликат лицензии в неизменном виде по отношению к оригиналу как это должно было произойти по определению, а фактически иная лицензия с изменённым седьмым видом охранных услуг в соответствии с которым ООО ЧОО «Ратник» уже имеет право оказывать услуги по охране объектов в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности.

В последующем данный дубликат лицензии с тем же номером №89/175 от 18.05.2015 года, но выданный отделом Росгвардии по ЯНАО, стал ООО ЧОО «Ратник» использоваться с февраля 2018 года по настоящее время для осуществления охранной деятельности. Этот же дубликат позволил этой охранной организации еще выиграть в 2018 году множество государственных и муниципальных закупок.

Так как ООО ЧОО «Ратник» не проходило процедуру перелицензирования в целях получения права на оказание нового вида охранных услуг, а получило данное право фактически путем получения подложного дубликата лицензии, достоверность данного дубликата лицензии была оспорена в арбитражном суде ЯНАО по иску ООО ЧОО «Илир» к отделу Росгвардии по ЯНАО.

РешениемАрбитражного суда ЯНАО по делу А81-2926/2018 от 28.06.2018 года исковые требования ООО ЧОО «Илир» были частично удовлетворены.

Своим решением суд признал недействительным дубликат лицензии на осуществление частной охранной деятельности от 18.05.2015 № 89/175, выданный Отделом Росгвардии по Ямало-Ненецкому автономному округу ООО ЧОО «Ратник», в части указания в пункте 7 приложения к лицензии вида разрешенных услуг «охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Закона» вместо «охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения».

Так как лицензия является ненормативным правовым актом, данное решение суда о признании ее недействительной подлежит немедленному исполнению в соответствии с частью 7 статьи 201 Арбитражного процессуального кодека Российской Федерации. Это означает, что с момента его оглашения все субъекты хозяйственной деятельности и органы власти должны считать дубликат лицензии ООО ЧОО «Ратник» недействительным в части 7 вида охранных слуг независимо от того, что решение суда не вступило в законную силу и вероятней всего будет оспорено в вышестоящем суде.

В связи с тем, что решение суда подлежит немедленному исполнению, сотрудниками отдела Росгвардии по ЯНАО в адрес ООО ЧОО «Ратник» уже были выданы предписания о необходимости устранения нарушений закона при осуществлении охранной деятельности.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЯМАЛО-НЕНЕЦКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Салехард

Дело № А81-2926/2018 04 июля 2018 года

Резолютивная часть решения объявлена в судебном заседании 28 июня 2018 года.

Полный текст решения изготовлен 04 июля 2018 года.

Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа в составе судьи Д.П. Лисянского, при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Д.Р. Шуляковской, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Илир» (ИНН 2463244329, ОГРН 1132468010751) к Отделу Федеральной службы войск Национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу (ИНН 8901034419, ОГРН 1168901056367) об оспаривании действий по выдаче ООО ЧОО «Ратник» дубликата лицензии № 89/175, при участии в деле третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, общества с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Ратник» (ИНН 8901029680, ОГРН 1158901000390), при участии в судебном заседании:

от заявителя – представитель не явился;

от заинтересованного лица – Меденция А.И. по доверенности от 15.03.2018, Отрощенкова А.Н. по доверенности от 21.06.2018;

от третьего лица – Шашкова Д.С. по решению от 10.05.2017 № 5, Сорокотяги П.В. по доверенности от 26.08.2017 № 10,

установил:

общество с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Илир» (далее по тексту – ООО ЧОО «Илир», общество, заявитель) обратилось в арбитражный суд с требованиями к Отделу Федеральной службы войск Национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу (далее по тексту – отдел, заинтересованное лицо) об оспаривании действий по выдаче ООО ЧОО «Ратник» дубликата лицензии № 89/175.

Определением Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 16.04.2018 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора привлечено общества с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Ратник».

В обоснование требования заявитель указал, что заинтересованным лицом в нарушение Закон РФ от 11.03.1992 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» и Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» под видом выдачи дубликата лицензии на охранную деятельность, фактически выдал ООО ЧОО «Ратник» новую лицензию, разрешающую оказывать данному охранному предприятию новый вид охранных услуг, без прохождения процедуры переоформления лицензии.

В отзыве на заявление заинтересованное лицо, третье лицо возражая против требования заявителя, указало, что на дату выдачи дубликата лицензии деятельность Общества соответствовала лицензионным требованиям на осуществление деятельности по охране объектов и (или) имущества, а также обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, в связи с чем в дубликате лицензии пункт 7 приложения изложен в действующей новой редакции.

Заявитель явку своего представителя в судебное заседание не обеспечил, о месте и времени судебного разбирательства извещен надлежащим образом. Суд в силу ст.ст. 123, 156 АПК РФ рассматривает дело в отсутствие представителя заявителя.

Представители заинтересованного лица, а также представители третьего лица возражали против удовлетворения заявления, ссылаясь на доводы отзывов.

В судебном заседании на основании статьи 163 АПК РФ объявлялся перерыв с 22.02.2018 до 16 часов 00 минут 28.02.2018. После перерыва судебное заседание продолжено в том же составе.

Заслушав представителей, исследовав материалы дела, оценив доказательства, доводы, изложенные в заявлении, отзывах на заявление, арбитражный суд установил следующие обстоятельства.

Как следует из материалов дела, 18.05.2015 ООО ЧОО «Ратник УМВД России по Ямало-Ненецкому автономному округу на основании решения лицензирующего органа от 18.05.2015 №72-р была выдана лицензия №89/175 на бланке ЧО №029027 на осуществление частной охранной деятельности.

В соответствии с приложением к лицензии ООО ЧОО «Ратник» разрешено оказание семи вдов охранных услуг в соответствии с Закона Российской Федерации от 11.03.1992 N2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» в редакции от 05.07.2014, а именно:

  1. Защита жизни и здоровья граждан;
  2. Охрана объектов и (или) имущества (в том числе при его транспортировке), находящихся в собственности, во владении, в пользовании, хозяйственном ведении, оперативном управлении или доверительном управлении, за исключением объектов и (или) имущества, предусмотренных пунктом 7 настоящей части (п. 2 в ред. Федерального закона от 22.12.2008 N 272-ФЗ)
  3. Охрана объектов и (или) имущества на объектах с осуществлением работ по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств охраны, перечень видов которых устанавливается Правительством Российской Федерации, и (или) с принятием соответствующих мер реагирования на их сигнальную информацию (п. 3 в ред. Федерального закона от 22.12.2008 N 272-ФЗ)
  4. Консультирование и подготовка рекомендаций клиентам по вопросам правомерной защиты от противоправных посягательств;
  5. Обеспечение порядка в местах проведения массовых мероприятий;
  6. Обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, за исключением объектов, предусмотренных пунктом 7 настоящей части (п. 6 введен Федеральным законом от 22.12.2008 N 272-ФЗ)
  7. Охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения и перечень которых утверждается в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (п. 7 введен Федеральным законом от 22.12.2008 N 272-ФЗ).

15.03.2018 ООО ЧОО «Ратник» обратилось в Отдел Федеральной службы войск Национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу с заявлением о выдаче дубликата лицензии №89/175 от 18.05.2015, номер бланка ЧО №029027 и приложения к нему в связи с порчей.

На основании представленных директором ООО ЧОО «РАТНИК» документов, а также материалов о проведенной внеплановой проверки по соблюдению ООО ЧОО «РАТНИК» лицензионных требований при оказании охранных услуг предусмотренных частью третьей статьи 3 Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», руководствуясь требованиями действующего законодательства, а именно Законом Российской Федерации от 11.03.1992 года № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», а также статьи 17 Федерального закона от 04.05.2011 года № 99-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «О лицензировании отдельных видов деятельности» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2018) в течение трех рабочих дней со дня получения заявления о предоставлении дубликата лицензии, Отделом Росгвардии по Ямало-Ненецкому автономному округу, принято решение по оформлению и выдаче дубликата лицензии № 89/175 от 18.05.2015 года, на бланке лицензии серии 40 № 037460, с пометками «дубликат».

Федеральным законом от 31.12.2014 № 534-ФЗ от 31.12.2014 № 534-ФЗ 7 вид охранных услуг в законе об охранной деятельности, был изменен на следующую услугу:

7. Охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Закона.

Отделом Федеральной службы войск Национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу выдан обществу дубликат лицензии №89/175 с датой 18 мая 2015 года, со сроком действия до 18 мая 2020 года, предусматривающий среди прочих, осуществление охранных услуг в соответствии с пунктом 7 части 3 статьи 3 Закона №2487-1, действующей уже в новой редакции – охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищённости, за исключением объектов, предусмотренных частью 3 статьи 11 настоящего Закона.

Полагая, что действия отдела Росгвардии по ЯНАО и выданная лицензия ООО ЧОО «Ратник» с новым разрешённым видом охранных услуг, нарушает права и законные интересы ООО ЧОО «Илир» в сфере предпринимательской деятельности, поскольку ООО ЧОО «Ратник» без имеющих на то правовых оснований, получило возможность участия в закупках охранных услуг бюджетным учреждениям по охране объектов, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности без выполнения лицензионных требований по данному виду деятельности, ООО ЧОО «Илир» обратилось в арбитражный суд с данным заявлением.

Изучив доводы участвующих в деле лиц, материалы дела, исследовав доказательства, арбитражный суд считает требования заявителя подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно части 4 ст.200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с положениями части 1 ст.65, части 5 ст.200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для вынесения оспариваемого предписания, возлагается на заинтересованное лицо.

В соответствии со статьей 11.2 Закона Российской Федерации от 11.03.1992 N2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» и пунктом 32 части 1 статьи 12 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» частная охранная деятельность является лицензируемым видом деятельности.

В силу статьи 1 Закона N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» частная детективная и охранная деятельность определяется как оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам имеющими специальное разрешение (лицензию), полученную в соответствии с настоящим Законом, организациями и индивидуальными предпринимателями в целях защиты законных прав и интересов своих клиентов.

Согласно статье 11 Закона N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» оказание охранных и сыскных услуг разрешается только организациям, специально учреждаемым для их выполнения и имеющим лицензию, выданную федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере частной охранной деятельности, или его территориальным органом.

При этом под лицензией понимается специальное разрешение на право осуществления юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем конкретного вида деятельности (выполнения работ, оказания услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности), которое подтверждается документом, выданным лицензирующим органом на бумажном носителе или в форме электронного документа, подписанного электронной подписью, в случае, если в заявлении о предоставлении лицензии указывалось на необходимость выдачи такого документа в форме электронного документа.

Предоставление лицензий на осуществление частной охранной деятельности производится федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере частной охранной деятельности, или его территориальным органом. Лицензия предоставляется сроком на пять лет и действует на всей территории Российской Федерации. В лицензии указывается (указываются) вид (виды) охранных услуг, которые может оказывать лицензиат (часть 1 статьи 11.2 Закона N 2487-1).

Согласно пункту 7 части 3 статьи 3 Закона N 2487-1 в редакции Федерального закона от 31.12.2014 N 534-ФЗ (далее — Закон N 534-ФЗ) охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 Закона N 2487-1, является самостоятельным видом охранных услуг, возможность предоставления которых должна быть специально оговорена в лицензии на осуществление частной охранной деятельности.

В силу части 1 статьи 11 Закона N 2487-1 оказание услуг, перечисленных в части третьей статьи 3 названного Закона, разрешается только организациям, специально учреждаемым для их выполнения и имеющим лицензию, выданную федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере частной охранной деятельности, или его территориальным органом.

Из части 6 статьи 3 Федерального закона от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» следует, что под антитеррористической защищенностью объекта (территории) понимается состояние защищенности здания, строения, сооружения, иного объекта, места массового пребывания людей, препятствующее совершению террористического акта. При этом под местом массового пребывания людей понимается территория общего пользования поселения или городского округа, либо специально отведенная территория за их пределами, либо место общего пользования в здании, строении, сооружении, на ином объекте, на которых при определенных условиях может одновременно находиться более пятидесяти человек.

Согласно пункту 2 Требований к антитеррористической защищенности мест массового пребывания людей, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.03.2015 N 272 (далее по тексту — Требования), перечень мест массового пребывания людей в пределах территорий субъектов Российской Федерации или муниципальных образований определяется соответственно исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления по согласованию с территориальными органами безопасности, территориальными органами Министерства внутренних дел Российской Федерации и Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.

В соответствии с пунктом 6 Требований категорирование мест массового пребывания людей проводится в целях установления дифференцированных требований к обеспечению их безопасности с учетом степени потенциальной опасности и угрозы совершения в местах массового пребывания людей террористических актов и их возможных последствий.

Пункт 14 Требований предусматривает, что на каждое место массового пребывания людей в течение 30 дней после проведения его обследования и категорирования комиссией составляется паспорт безопасности.

При этом, необходимо отметить, что предыдущая редакция пункта 7 части третьей статьи 3 Закона N 2487-1 предусматривала в числе видов частной охранной деятельности охрану объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения и перечень которых утверждается в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Судом установлено, что 18.05.2015 ООО ЧОО «Ратник УМВД России по Ямало-Ненецкому автономному округу на основании решения лицензирующего органа от 18.05.2015 №72-р была выдана лицензия №89/175 на бланке ЧО №029027 на осуществление частной охранной деятельности.

Пунктом 7 приложения к названной лицензии ООО ЧОО «Ратник» предоставлено право осуществлять деятельность по охране объектов и (или) имущества, а также по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения.

Между тем, права на оказание услуг, поименованных в пункте 7 части третьей статьи 3 Закона N 2487-1 (в редакции Закона N 534-ФЗ), то есть услуг по охране объектов и (или) имущества, а также по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 Закона N 2487-1, указанная лицензия не предусматривала.

Как установлено судом выше, согласно пункту 7 части 3 статьи 3 Закона N 2487-1 в редакции Федерального закона от 31.12.2014 N 534-ФЗ (далее — Закон N 534-ФЗ) охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 Закона N 2487-1, является самостоятельным видом охранных услуг, возможность предоставления которых должна быть специально оговорена в лицензии на осуществление частной охранной деятельности.

Предыдущая редакция пункта 7 части третьей статьи 3 Закона N 2487-1 предусматривала в числе видов частной охранной деятельности охрану объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения и перечень которых утверждается в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 18 Закона N 99-ФЗ лицензия подлежит переоформлению в том числе в случае изменения перечня выполняемых работ, оказываемых услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности.

В силу статьи 11.4 Закона N 2487-1 документ, подтверждающий наличие лицензии на осуществление частной охранной деятельности, подлежит переоформлению, в том числе в случае намерения лицензиата осуществлять новый (новые) вид (виды) охранных услуг, не указанный (не указанные) в предоставленной лицензии. В случае продления срока действия лицензии или намерения лицензиата осуществлять новый (новые) вид (виды) охранных услуг представляются соответствующее заявление и документы по данному виду услуг, предусмотренные Положением о лицензировании частной охранной деятельности.

Согласно части 2 статьи 2 Федерального закона N 99-ФЗ соблюдение лицензиатом лицензионных требований обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

Статьей 8 Федерального закона N 99-ФЗ установлено, что лицензионные требования устанавливаются положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, утверждаемыми Правительством Российской Федерации. Лицензионные требования включают в себя требования к созданию юридических лиц и деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей в соответствующих сферах деятельности, установленные федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и направленные на обеспечение достижения целей лицензирования.

Пунктом 8 Положения о лицензировании частной охранной деятельности, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.06.2011 N498 (далее — Положение о лицензировании частной охранной деятельности) ранее были предусмотрены следующие лицензионные требования:

а) наличие у лицензиата (соискателя лицензии) уставного капитала, сформированного в соответствии с требованиями статьи 15.1 Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»;

б) соответствие учредителей (участников) лицензиата (соискателя лицензии) требованиям статьи 15.1 Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»;

в) соответствие руководителя соискателя лицензии (лицензиата) требованиям части седьмой статьи 15.1 Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»;

г) соблюдение лицензиатом требований, предусмотренных статьей 11, частью третьей статьи 11.4, частями первой, второй, третьей, седьмой и восьмой статьи 12 Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»;

д) при наличии в частной охранной организации специальных средств и (или) оружия соблюдение лицензиатом правил оборота оружия и специальных средств, установленных законодательством Российской Федерации;

е) наличие у лицензиата дежурного подразделения с круглосуточным режимом работы, имеющего постоянную связь с объектами охраны;

ж) наличие у работников лицензиата, обеспечивающих охрану объектов, связи с дежурным подразделением охранной организации и соответствующей дежурной частью органов внутренних дел;

з) наличие на объекте (объектах) охраны должностной инструкции о действиях работников при оказании указанного вида охранных услуг, утвержденной лицензиатом.

В целях реализации Федерального закона от 31.12.2014 N 534 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» постановлением Правительства Российской Федерации от 09.09.2015 N 948 в пункт 8 Положения внесены изменения, согласно которым для лиц, осуществляющих деятельность по охране объектов и (или) имущества, а также обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности (за исключением объектов государственной охраны и охраняемых объектов, предусмотренных Федеральным законом «О государственной охране», а также объектов, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации), устанавливаются лицензионные требования, предусмотренные пунктами 2(1) — 5 и 7 Положения, дополнительные к ранее установленным пунктом 8 Положения.

Так, согласно пункту 8 данного Положения в редакции Постановления Правительства РФ от 09.09.2015 N 948, лицензионными требованиями при осуществлении охраны объектов и (или) имущества, а также при обеспечении внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности (за исключением объектов государственной охраны и охраняемых объектов, предусмотренных Федеральным законом «О государственной охране», а также объектов, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации), являются лицензионные требования, предусмотренные пунктами 2(1) — 5 и 7 настоящего Положения, в том числе:

  • Наличие у юридического лица, обратившегося в лицензирующий орган с заявлением о предоставлении лицензии (далее — соискатель лицензии), или юридического лица, имеющего лицензию (далее — лицензиат), уставного капитала, сформированного в соответствии с требованиями статьи 15(1) Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»;
  • Соответствие соискателя лицензии (лицензиата) и его учредителей (участников) требованиям статьи 15(1) Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»;
  • Соответствие руководителя соискателя лицензии (лицензиата) требованиям статьи 15(1) Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»;
  • Соблюдение лицензиатом требований, предусмотренных статьей 11, частями первой третьей (в случае оказания охранных услуг с использованием видеонаблюдения, а также оказания охранных услуг в виде обеспечения внутриобъектового и (или) пропускного режимов), седьмой и восьмой статьи 12 Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»;соблюдение лицензиатом правил оборота оружия и специальных средств, установленных законодательством Российской Федерации, при наличии в частной охранной организации специальных средств и (или) оружия;
  • Наличие на объекте (объектах) охраны должностной инструкции о действиях работников при оказании охранных услуг соответствующего вида, утвержденной лицензиатом;
  • Наличие у соискателя лицензии (лицензиата) служебного огнестрельного оружия специальных средств;
  • Наличие у соискателя лицензии (лицензиата) дежурного подразделения с круглосуточным режимом работы;
  • Наличие в штате соискателя лицензии (лицензиата) специалиста по обслуживанию технических средств охраны;
  • Наличие у соискателя лицензии (лицензиата) транспортных средств;
  • Наличие у работников лицензиата, осуществляющих охранные функции по принятию мер реагирования на сигнальную информацию, связи с дежурным подразделением охранной организации и соответствующей дежурной частью органов внутренних дел;
  • Использование работниками лицензиата при осуществлении охранных функций по принятию соответствующих мер реагирования на сигнальную информацию специальных средств пассивной защиты (жилеты и шлемы защитные);
  • Наличие в штате соискателя лицензии (лицензиата) работника, на которого возложены трудовые обязанности по консультированию и подготовке рекомендаций клиентам по вопросам правомерной защиты от противоправных посягательств и который имеет высшее профессиональное образование;
  • Наличие у лицензиата утвержденной им должностной инструкции о действиях работников по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на каждом объекте охраны.

Таким образом, в связи с внесением Федеральным законом от 31.12.2014 N 534 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» увеличились лицензионные требования к данному виду охранной деятельности, в том числе появилось обязательное требование о наличии у соискателя лицензии (лицензиата) служебного огнестрельного оружия и специальных средств, при этом, в ранее действующем Положении данное требование звучало следующим образом – «при наличии в частной охранной организации специальных средств и (или) оружия соблюдение лицензиатом правил оборота оружия и специальных средств, установленных законодательством Российской Федерации», то есть наличие оружия было необязательным, кроме того, появились требования о наличие у соискателя лицензии (лицензиата) транспортных средств; наличия у работников лицензиата, осуществляющих охранные функции по принятию мер реагирования на сигнальную информацию, связи с дежурным подразделением охранной организации и соответствующей дежурной частью органов внутренних дел; использование работниками лицензиата при осуществлении охранных функций по принятию соответствующих мер реагирования на сигнальную информацию специальных средств пассивной защиты (жилеты и шлемы защитные); наличие в штате соискателя лицензии (лицензиата) работника, на которого возложены трудовые обязанности по консультированию и подготовке рекомендаций клиентам по вопросам правомерной защиты от противоправных посягательств и который имеет высшее профессиональное образование.

В соответствии со статьей 18 Федерального закона N 99-ФЗ установлено, что лицензия подлежит переоформлению, в том числе, в случаях изменения перечня выполняемых работ, оказываемых услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности, при этом до переоформления лицензии лицензиат вправе осуществлять лицензируемый вид деятельности, за исключением выполнения работ, оказания услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности, но не указанных в лицензии.

Согласно пункту 13 Положения для получения лицензии на право оказания охранных услуг по охране объектов и (или) имущества, а также по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, соискатель лицензии представляет в лицензирующий орган документы, предусмотренные пунктами 9 — 11 Положения.

В силу изложенного, после вступления в силу Федерального закона от 31.12.2014 N534-ФЗ и изменения вида деятельности, предусмотренного пунктом 7 статьи 3 Закона N2478-1, при намерении осуществлять такой вид деятельности, как охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, ранее выданные лицензии подлежали переоформлению.

Более того, как отмечено судом выше, в целях реализации Федерального закона от 31.12.2014 N 534 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» постановлением Правительства Российской Федерации от 09.09.2015 N 948 в пункт 8 Положения о лицензировании частной охранной деятельности внесены изменения, согласно которым изменились лицензионные требования, предъявляемые к соискателям лицензии на такой вид деятельности как охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности.

В соответствии с представленными в материалы дела документами 15.03.2018 ООО ЧОО «Ратник» обратилось в отдел с заявлением о выдаче дубликата лицензии №89/175 от 18.05.2015 в связи с её порчей.

Порядок предоставления лицензирующим органом дубликата лицензии определяется ст. 17 Закона N 99-ФЗ.

В силу ч. 1 и 2 ст. 17 Закона N 99-ФЗ в случае утраты лицензии или ее порчи лицензиат вправе обратиться в лицензирующий орган, предоставивший лицензию, с заявлением о предоставлении дубликата лицензии с приложением документа, подтверждающего уплату государственной пошлины за предоставление такого дубликата. В случае порчи лицензии к заявлению о предоставлении дубликата лицензии прилагается испорченный бланк лицензии.

Лицензирующим органом выдан обществу дубликат лицензии №89/175 с датой 18 мая 2015 года, т.е. со старым номером и датой, со сроком действия до 18 мая 2020 года, предусматривающий среди прочих, осуществление охранных услуг в соответствии с пунктом 7 части 3 статьи 3 Закона №2487-1, действующей уже в новой редакции – охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищённости, за исключением объектов, предусмотренных частью 3 статьи 11 настоящего Закона.

В свою очередь, спорная лицензия выдана ООО ЧОО «Ратник» 18.05.2015 года, то есть до вступления в силу изменений в положение о лицензировании частной охранной деятельности (внесены изменения постановлением Правительства Российской Федерации от 09.09.2015 N 948), что в свою очередь, свидетельствует о том, что ООО ЧОО «Ратник» при обращении в орган с заявлением о выдаче лицензии не представляло необходимые документы, перечень которых установлен постановлением Правительства Российской Федерации от 09.09.2015 N 948, а также ООО ЧОО «Ратник» по состоянию на 18.05.2015 год не могло быть проверено на соответствие требованиям, которые появились позже (09.09.2015 года).

По убеждению суда, дубликатом является документ, по своему содержанию полностью дублирующий подлинник документа, выданный первоначально.

Под выдачей дубликата лицензии понимается повторная выдача лицензии, аналогичного по содержанию, но отличающегося от ранее выданного номером бланка.

С заявлением о переоформлении лицензии в адрес лицензирующего органа Общество не обращалось, необходимый пакет документов не представляло.

На основании изложенного, суд считает, что даже при условии, что на дату выдачи дубликата лицензии деятельность Общества соответствовала лицензионным требованиям на осуществление деятельности по охране объектов и (или) имущества, а также обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, у лицензирующего органа отсутствовали основания для выдачи дубликата лицензии с изменениями в указанной части перечня разрешенных видов услуг.

В силу части 2 ст.201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

При указанных обстоятельствах требования заявителя подлежат удовлетворению в части признания незаконными действий Отдела по выдаче ООО ЧОО «Ратник» дубликата лицензии на осуществление частной охранной деятельности от 18.05.2015 № 89/175 в части указания в пункте 7 приложения к лицензии вида разрешенных услуг «охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Закона» вместо «охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения, а также в части признания в указанной части дубликата лицензии недействительным.

Расходы заявителя по уплате государственной пошлины подлежат взысканию с заинтересованного лица на основании части 1 ст.110 АПК РФ, поскольку положение подпункта 1.1 пункта 1 ст.333.37 Налогового кодекса РФ, предусматривающее освобождение государственных органов и органов местного самоуправления от уплаты государственной пошлины, не применяется при распределении судебных расходов между лицами, участвующими в деле.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 110, 167-170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

требования общества с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Илир» удовлетворить частично.

Признать незаконными действия Отдела Федеральной службы войск Национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу по выдаче обществу с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Ратник» дубликата лицензии на осуществление частной охранной деятельности от 18.05.2015 № 89/175 в части указания в пункте 7 приложения к лицензии вида разрешенных услуг «охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Закона» вместо «охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения».

Признать недействительным дубликат лицензии на осуществление частной охранной деятельности от 18.05.2015 № 89/175, выданный Отделом Росгвардии по Ямало-Ненецкому автономному округу обществу с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Ратник», в части указания в пункте 7 приложения к лицензии вида разрешенных услуг «охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Закона» вместо «охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения».

Взыскать с Отдела Федеральной службы войск Национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу (ИНН 8901034419, ОГРН 1168901056367, дата государственной регистрации 18.10.2016; место нахождения: 629008, Ямало-Ненецкий АО, г. Салехард, ул. Зои Космодемьянской, д.47) в пользу

общества с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Илир» (ИНН 2463244329, ОГРН 1132468010751, дата государственной регистрации 26.02.2013; место нахождения: 660030, Красноярский край, г. Красноярск, бульвар Ботанический, д.19, кв.17) расходы по уплате государственной пошлины в сумме 3 000 руб.

Решение может быть обжаловано в месячный срок в апелляционном порядке в Восьмой арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа.

В соответствии с частью 5 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации настоящий судебный акт выполнен в форме электронного документа и подписан усиленной квалифицированной электронной подписью судьи.

Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа разъясняет, что в соответствии со статьей 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение, выполненное в форме электронного документа, направляется лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в режиме ограниченного доступа не позднее следующего дня после дня его принятия.

По ходатайству указанных лиц копии решения на бумажном носителе могут быть направлены им в пятидневный срок со дня поступления соответствующего ходатайства в заказным письмом с уведомлением о вручении или вручены им под расписку.

Судья Д.П. Лисянский

Верховный суд допустил возможность рассмотрения споров из-за закупок госкомпаний третейскими судами

Верховный суд (ВС) РФ отклонил кассационную жалобу государственного АО «Мосинжпроект», которое пыталось обжаловать взыскание с него третейским судом долга по контракту. Заявитель считал, что спор с подрядчиком мог рассматривать только государственный суд, и эксперты допускали, что ВС РФ может высказаться против арбитрабельности подобных споров.

В кассационной жалобе «Мосинжпроект» настаивал, что негосударственный арбитраж не мог рассматривать этот спор, так как контракт с подрядчиком ОАО «Мостеплосетьстрой» был заключен в публичных интересах — в рамках госпрограммы строительства метро, а не в рамках гражданско-правовых отношений. Еще одним аргументом было то, что 100% акций «Мосинжпроекта» принадлежит столичным властям. Оба довода показались судье ВС РФ заслуживающими внимания, и она передала дело на рассмотрение судебной коллегии по экономическим спорам (СКЭС).

У этого дела мог быть другой исход, отмечали эксперты, опрошенные «Интерфаксом». Дело в том, что ранее из компетенции третейских судов были изъяты споры вокруг госконтрактов, которые регулируются законом №44-ФЗ, близким закону №223-ФЗ, которым регулируются закупки госкомпаний, естественных монополий и ряда других хозяйствующих субъектов.

Но сразу рассматривать этот спор ВС РФ не стал, предпочтя сначала обратиться за разъяснениями в Конституционный суд (КС) РФ. Ставя перед ним вопрос об арбитрабельности споров по 223-ФЗ, СКЭС ВС РФ указала среди прочего на неопределенность правового регулирования и на отсутствие единообразия в правоприменительной практике нижестоящих арбитражных судов.

КС РФ отвечать по существу проблемы не стал. По его мнению, это вопрос прежде всего единообразия судебного правоприменения, а для его обеспечения у Верховного суда есть и конституционные полномочия, и необходимый инструментарий. ВС РФ располагает «специальной, присущей только [ему]» компетенцией разъяснять вопросы судебной практики, напомнили конституционные судьи в определении об отказе в рассмотрении запроса СКЭС.

После этого коллегия возобновила производство по делу, а в среду приняла решение отклонить жалобу «Мосинжпроекта» и оставить в силе акты нижестоящих судов, свидетельствует картотека арбитражных дел. Подтверждено право «Мостеплосетьстроя» получить с заказчика 5,2 млн рублей.

Стоимость контракта, из-за исполнения которого возник спор «Мосинжпроекта» и «Мостеплосетьстроя», составляла, по данным системы «СПАРК-Маркетинг», 72,4 млн рублей. Договор предусматривал перекладку и вынос инженерных сетей при сооружении станции метро «Спартак». В документе была оговорка, что споры по нему должен разбирать Третейский суд строительных организаций города Москвы при АНО «Центр юридической поддержки строительных организаций города».

Судебная практика: Решение по делу 12-72/2018

Дело № 12-72/2018

РЕШЕНИЕ

15 мая 2018 года г. Сарапул

Судья Сарапульского городского суда УР Косарев А.С., при секретаре Елесиной А.Е., с участием представителей лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении – Вахрушевой Ю.Н., Торохова А.А., представителя административного органа – капитана полиции ФИО5, рассмотрев жалобу ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» на постановление врио начальника Сарапульского межрайонного ОЛРР Управления ФСВНГ России по УР капитана полиции ФИО5 от 05.03.2018 года № 18ЛРР566521021851021 по делу об административном правонарушении,

установил:

ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» обратилось в Сарапульский городской суд с жалобой на постановление врио начальника Сарапульского межрайонного ОЛРР Управления ФСВНГ России по УР капитана полиции ФИО5 от 05.03.2018 года № 18ЛРР566521021851021.

Жалобу мотивирует следующим.

С постановлением не согласны, поскольку уполномоченным органом не были учтены обстоятельства, которые исключают субъективную сторону правонарушения. ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» приняло участие в котировке, извещение о которой было размещено МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал» 27.11.2017 года № 0513600003517000095. Закупочная документация не содержала ограничений по участникам, а также информации о том, что объекты относятся к категории, подлежащей государственной охране. По результатам рассмотрения заявок заявитель был признан победителем, 20.12.2017 года был подписан соответствующий контракт. По осмотру объектов охраны у заявителя возник вопрос о том, распространяется ли частная охранная деятельность на данные объекты в соответствии с постановлением Правительства РФ от 14.08.1992 года № 587. В связи с этим заместителю начальника УФСВНГ РФ по УР – начальнику ЦЛРР полковнику полиции ФИО2 был направлен запрос разъяснить категорированность объектов охраны (письмо № 335 от 08.12.2017 года). В ответ было получено письмо о том, что уполномоченный орган не может дать ответ, поскольку исходя из информации, имеющейся в открытом доступе, определить спецификацию объектов невозможно. 26.01.2018 года заявителем было получено письмо исх. № 566/А-15 от 22.01.2018 года о том, что данные объекты относятся к перечню объектов, на которые частная охранная деятельность не распространяется в соответствии с постановлением Правительства РФ от 14.08.1992 года № 587. 01.02.2018 года заявителем было отправлено письмо исх. № 19 в МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал» с информацией, полученной в ответ на запрос. ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» в соответствии с нормами действующего законодательства не могло не подписать контракт на охрану объектов, обратное повлекло бы негативные последствия для хозяйственной деятельности юридического лица. При этом следует учитывать, что запрос в уполномоченный орган был направлен 08.12.2017 года, а ответ по существу был получен только 26.01.2018 года, когда соответственно контракт уже был подписан и исполнялся. Согласно ст. 94 Федерального закона от 05.04.2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» расторжение контракта допускается по соглашению сторон, по решению суда, в случае одностороннего отказа стороны контракта от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством. Заявитель не может в одностороннем порядке прекратить исполнение договора в данном случае. Отказ от договора на основании того, что оказываются услуги по охране объектов, на которые частная охранная деятельность не распространяется, законодательством не предусмотрен. Кроме того, это явилось бы угрозой безопасности охраняемых объектов. Считает, что указанные факты подтверждают доводы об отсутствии вины. У заявителя имелась возможность не заключать контракт, если бы уполномоченный орган до истечения срока на заключение муниципального контракта по результатам котировок дал ответ о том, что объекты подлежат только государственной охране. Уполномоченным лицом грубо нарушен порядок привлечения к административной ответственности. На основании ответа на запрос заявителя заместитель начальника Управления – начальник ЦЛРР полковник полиции ФИО2 направил сведения о проведённой котировке и запросе в Сарапульский межрайонный ОЛРР Управления Росгвардии по УР с требованием принять меры к привлечению к административной ответственности. Сарапульский межрайонный ОЛРР Управления Росгвардии по УР обратился с заявлением в межмуниципальный отдел МВД России «Сарапульский», где участковый возбудил дело об административном правонарушении в отношении заявителя, материал проверки был направлен обратно в Сарапульский межрайонный ОЛРР для принятия решения, где 06.02.2018 года были истребованы сведения, необходимые для разрешения дела, 21.02.2018 года составлен протокол об административном правонарушении. Рассматривать дела по ст. 20.16 уполномочены должностные лица Управления ФСВНГ России и их территориальные органы. Заявителю непонятно, почему дело было возбуждено участковым МО МВД России «Сарапульский», который не обладает соответствующими полномочиями. Помимо этого, факт того, что вместо своевременного ответа на запрос заявителя о категорированности объектов заместитель начальника УФСВНГ РФ по УР – начальник ЦЛРР ФИО2 не только неразумно затянул время для дачи ответа, но и распорядился принять меры по привлечению заявителя к административной ответственности, говорит о намеренном привлечении заявителя к административной ответственности вопреки принципам законности. Должностным лицом при рассмотрении дела не дана оценка доказательствам в нарушение ст. 24.1 КоАП РФ. Считает, что в данном случае отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ (его субъективная сторона). Кроме того, ситуация, повлекшая факт охраны частной охранной организацией объектов, подлежащих государственной охране, была вызвана самим уполномоченным органом, своевременный ответ которого на соответствующий запрос мог быть основанием для отмены результатов котировки и контракт не был бы заключён.

Просит постановление врио начальника Сарапульского межрайонного ОЛРР Управления ФСВНГ России по УР капитана полиции ФИО5 от 05.03.2018 года № 18ЛРР566521021851021 отменить, прекратить производство по делу в связи с отсутствием состава правонарушения.

От Сарапульского межрайонного ОЛРР Управления ФСВНГ России по УР в адрес суда поступили письменные возражения на жалобу ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности», согласно которым считает изложенные в жалобе доводы несостоятельными и необоснованными. 27.11.2017 года заявитель принял участие в котировке по заявке МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал». Исходя из содержания жалобы, заявителем до объявления результатов котировок был проведён осмотр объектов, после которого с целью разъяснения законодательства он обратился в ЦЛРР Управления ФСВНГ России по УР 08.12.2018 года. 20.12.2017 года он был признан победителем. 09.01.2018 года заявителю был предоставлен ответ о том, что в связи с недостаточностью имеющейся информации предоставить развёрнутый ответ не представляется возможным. При этом до заключения муниципального контракта у заявителя уже имелись сведения о подлежащих охране объектах МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал». Следовательно, имелась возможность до заключения контракта и объявления победителем котировок принять меры по соблюдению требований законодательства в сфере частной охранной деятельности. Окончательный ответ был предоставлен 26.01.2018 года, где было указано, что охрана гидротехнических сооружений и водопроводных станций в крупных промышленных центрах, в населённых пунктах краевого и областного подчинения образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ. Таким образом, факт обращения в контролирующие органы на момент участия в котировках и дальнейшее заключение контракта заявителем, который достоверно знал на момент обращения о характеристиках подлежащих охране объектов МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал», административным органом расценивается как возможность уйти от административной ответственности путём переложения вины на контролирующий орган за несвоевременное предоставление информации. Приведённые в жалобе заявителя факты нарушения порядка привлечения к административной ответственности юридического лица считает несостоятельными. При получении уполномоченным органом информационного письма из ЦЛРР Управления ФСВНГ России по УР материал был первоначально направлен для регистрации в дежурную часть МО МВД России «Сарапульский», что было продиктовано необходимостью фиксации факта поступления информации, содержащей признаки административного правонарушения в соответствии с требованиями МВД России от 29.08.2014 года № 736 «Об утверждении Инструкции о порядке приёма, регистрации и разрешения в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях». Участковым уполномоченным полиции МО МВД России «Сарапульский» было вынесено определение о возбуждении административного производства 29.01.2018 года, однако каких-либо значимых административно-процессуальных действий им совершено не было и впоследствии материал был направлен по подведомственности в Сарапульское межрайонное ОЛРР Управления ФСВНГ России по УР для принятия решения. Все административно-процессуальные действия были совершены лицом, уполномоченным составлять и рассматривать протокол об административном правонарушении, а, следовательно, нарушений требований административного законодательства допущено не было. Совершение данных действий уполномоченным органом можно рассмотреть, как предоставленную заявителю возможность прекратить совершение административного правонарушения до составления административного протокола, однако заявитель на момент принятия решения по делу об административном правонарушении продолжал противоправные действия. Считает, что из приведённых аргументов видно, что лицо, обладая необходимыми данными на момент заключения контракта, могло принять меры по недопущению совершения правонарушения в сфере частной охранной деятельности, однако не только не воспользовалось этой возможностью, а продолжало совершение противоправного деяния. Считает, что факт административного правонарушения, совершённого заявителем, подтверждается имеющимися в материалах дела доказательствами, что соответствует требованиям ст. 26.2 КоАП РФ. Утверждение заявителя об отсутствии в его действиях состава административного правонарушения опровергается собранными по делу и оценёнными должностным лицом по правилам 26.11 КоАП РФ доказательствами, являющимися в совокупности достаточными для определения виновности заявителя в инкриминируемом правонарушении. Считает постановление по делу об административном правонарушении о привлечении ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ законным и обоснованным, доказательства по делу исследованы всесторонне, объективно и в полном объёме в их совокупности. Просит постановление от 05.03.2018 года № 18ЛРР566521021851021 по делу об административном правонарушении о привлечении ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ оставить без изменения, жалобу без удовлетворения.

Также от Сарапульского межрайонного ОЛРР Управления ФСВНГ России по УР в адрес суда поступили письменные дополнения к возражениям на жалобу ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности», согласно которым считает доводы заявителя о том, что у него имелась возможность не заключать контракт, если бы уполномоченный орган до истечения срока на заключение муниципального контракта по результатам котировок дал ответ по объектам, которые подлежат только государственной охране, не могут быть приняты во внимание, поскольку заявитель в силу Федеральных законов и нормативных актов РФ, регулирующих деятельность в сфере частной охранной деятельности, знал либо мог знать про объекты государственной охраны. Федеральный законодатель ограничил сферу деятельности частных охранных организаций, предоставив Правительству РФ право определения объектов, услуги по охране которых эти организации оказывать не могут. Пунктом 14 Перечня объектов, подлежащих государственной охране, утверждённого постановлением Правительства РФ от 14.08.1992 года № 587, к объектам, подлежащим государственной охране, отнесены гидротехнические сооружения, коллекторы водохранилищ, водопроводные станции и объекты водоподготовки в крупных промышленных центрах, в населённые пунктах краевого и областного подчинения, а также в закрытых административно-территориальных образованиях. Согласно ст. 3 Федерального закона от 21.07.1997 года № 117-ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений» гидротехнические сооружения – плотины, здания гидроэлектростанций, водосбросные, водоспускные и водовыпускные сооружения, туннели, каналы, насосные станции, судоходные шлюзы, судоподъёмники; сооружения, предназначенные для защиты от наводнений, разрушений берегов и дна водохранилищ, рек; сооружения (дамбы), ограждающие хранилища жидких отходов промышленных и сельскохозяйственных организаций; устройства от размывов на каналах, а также другие сооружения, здания, устройства и иные объекты, предназначенные для использования водных ресурсов и предотвращения негативного воздействия вод и жидких отходов, за исключением объектов централизованных систем горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения, предусмотренных Федеральным законом от 07.12.2011 года № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении». Согласно п. 2.2.1 Устава МУП г. Сарапул «Сарапульский водоканал», утверждённого решением исполнительного органа местного самоуправления г. Сарапул, Комитет по управлению имуществом от 16.06.2003 года № 155, предприятие осуществляет в установленном законодательством порядке РФ оказание услуг по водоснабжению и водоотведению населению и предприятиям. Между ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» (исполнитель) и МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал» (заказчик) был заключён контракт № 116 от 20.12.2017 года на оказание охранных услуг, по условиям которого исполнитель обязуется своими силами и специальными средствами обеспечить охрану объектов заказчика, в том числе: очистные сооружения водопровода (<адрес>), водопроводная насосная станция первого подъёма (<адрес>), водопроводная насосная станция третьего подъёма (<адрес>), водопроводная насосная станция четвёртого подъёма (<адрес>), комната хранения сильнодействующих и ядовитых веществ (<адрес>). Указанные объекты являются гидротехническими сооружениями. Заявитель знал либо мог знать об объектах, подлежащих государственной охране, и не ждать ответа от исполнительного органа. Доводы заявителя о том, что административным органом грубо нарушен порядок привлечения к административной ответственности, а именно возбуждение дела об административном правонарушении участковым МО МВД России «Сарапульский», вынесшим определение от 29.01.2018 года, основаны на неверном толковании норм материального права. Поводом к возбуждению дела об административном правонарушении в отношении юридического лица ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ явились поступившие из правоохранительных органов материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, а не определение ль 29.01.2018 года, на которое ссылается заявитель. Ознакомившись с материалами дела, усмотрев в действиях общества признаки административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ, должностное лицо Сарапульского межрайонного отдела лицензионно-разрешительной работы возбудило дело об административном правонарушении и составило протокол об административном правонарушении № 18 ЛРР566521021851021 от 21.02.2018 года. С учётом всех материалов дела и в соответствии с законодательством 05.03.2018 года было вынесено постановление № 18ЛРР566521021851021 по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ, о привлечении к административной ответственности ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности». Считает, что административным органом соблюдён процессуальный порядок возбуждения дела об административном правонарушении и привлечение юридического лица к ответственности в соответствии с требованиями, предусмотренными КоАП РФ. Просит постановление от 05.03.2018 года № 18ЛРР566521021851021 по делу об административном правонарушении о привлечении ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ оставить без изменения, жалобу без удовлетворения.

Представители лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» — Вахрушева Ю.Н., Торохов А.А. в судебном заседании доводы жалобы поддержали.

Представитель административного органа – Сарапульского межрайонного ОЛРР Управления ФСВНГ России по УР – инспектор отделения лицензионно-разрешительной работы по г. Сарапулу, Камбарскому, Каракулинскому, Киясовскому и Сарапульскому районам УФСВНГ России по УР капитан полиции ФИО5 в судебном заседании с доводами жалобы не согласился, подержал письменные возражения на жалобу и дополнения к возражениям.

Выслушав пояснения представителей лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, представителя административного органа, исследовав материалы административного производства, изучив доводы жалобы ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности», письменных возражений административного органа, судья считает, что жалоба ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ составом административного правонарушения является незаконное осуществление частной охранной деятельности.

Совершение данного правонарушения влечёт наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц — от двух тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей.

В соответствии с ч. 3 ст. 11 Закона РФ от 11.03.1992 года № 2487-1 (ред. от 05.12.2017) «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» частная охранная деятельность не распространяется на объекты государственной охраны и охраняемые объекты, предусмотренные Федеральным законом от 27 мая 1996 года N 57-ФЗ «О государственной охране», а также на объекты, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации. Охранным организациям разрешается оказывать услуги в виде вооруженной охраны имущества в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, а также использовать технические и иные средства, не причиняющие вреда жизни и здоровью граждан и окружающей среде, средства оперативной радио- и телефонной связи.

Пунктом 14 Перечня объектов, на которые частная охранная деятельность не распространяется, утверждённого постановлением Правительства Российской Федерации от 14 августа 1992 года № 587 к таковым объектам отнесены гидротехнические сооружения, коллекторы водохранилищ, водопроводные станции и объекты водоподготовки в крупных промышленных центрах, в населенных пунктах краевого и областного подчинения, а также в закрытых административно-территориальных образованиях.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 5 Закона УР от 19.10.2006 года № 46-РЗ (ред. от 05.03.2018) «Об административно-территориальном устройстве Удмуртской Республики» город Сарапул является городом республиканского значения.

Постановлением врио начальника Сарапульского межрайонного ОЛРР Управления ФСВНГ России по УР капитана полиции ФИО5 от 05.03.2018 года № 18ЛРР566521021851021 ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного штрафа в размере 20 000 рублей.

ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности», не согласившись с данным постановлением, обратилось в Сарапульский городской суд УР с жалобой.

Согласно ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела.

Согласно ст. 30.6 КоАП РФ судья не связан доводами жалобы и проверяет дело в полном объеме.

Из материалов дела усматривается, что ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» в период с 01.01.2018 года по 22.01.2018 года осуществляло частную охранную деятельность с нарушением установленных требований.

Факт совершения ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ, подтверждается:

— протоколом об административном правонарушении от 21.02.2018 года № 18ЛРР566521021851021, составленным врио начальника Сарапульского межрайонного ОЛРР Управления ФСВНГ России по УР капитаном полиции ФИО5, согласно которому ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» в период с 01.01.2018 года по 22.01.2018 года осуществляло частные охранные услуги с нарушением установленных законом требований, что выразилось в следующем. В ходе работы по обращению в Центр лицензионно-разрешительной работы Управления ФСВНГ России по УР директора ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» ФИО6 о разъяснении положения законодательства о частной охранной деятельности установлено, что 27.11.2017 года на официальном сайте Единой информационной системы в сфере закупок муниципальным предприятием г. Сарапула «Сарапульский водоканал» размещено «Извещение о проведении котировок от 27.11.2017 года № 0513600003517000095», где указаны подлежащие охране объекты МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал»: водопроводная насосная станция первого подъёма, расположенная по адресу: УР, <адрес>, водопроводная насосная станция третьего подъёма, расположенная по адресу: УР, <адрес>, водопроводная насосная станция четвёртого подъёма, расположенная по адресу: УР, <адрес>. Исходя из протокола № 125 рассмотрения и оценки заявок на участие в запросе котировок от 04.12.2017 года для закупки № победителем запроса котировок стало ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности». Согласно уведомлениям о начале оказания государственных услуг № 252775697, 252784533, 252783161 от 29.12.2017 года, поступивших через единый портал государственных услуг о начале оказания охранных услуг от 29.12.2017 года, ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» приступило к исполнению договорных обязательств по охране указанных объектов;

— сообщением зам.начальника Управления ФСВНГ России по УР – начальника ЦЛРР полковника полиции ФИО2 от 22.01.2018 года № 566/139, адресованным начальнику Сарапульского межрайонного ОЛРР Управления Росгвардии по УР капитану полиции ФИО7, из которого усматривается, что 27.11.2017 года на официальном сайте Единой информационной системы в сфере закупок муниципальным предприятием <адрес> «Сарапульский водоканал» размещено «Извещение о проведении запроса котировок от 27.11.2017 года №». Объектом закупки является оказание в период с 1 января по 31 декабря 2018 года охранных услуг по охране объектов МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал»: очистные сооружения водопровода (<адрес>), водопроводная насосная станция первого подъёма (УР, <адрес>), водопроводная насосная станция третьего подъёма (<адрес>), водопроводная насосная станция четвёртого подъёма (<адрес>), комната хранения сильнодействующих и ядовитых веществ (<адрес>). Вышеуказанные объекты, подлежащие охране, относятся к Перечню объектов, на которые частная охранная деятельность не распространяется, утверждённому постановлением правительства РФ от 14.08.1992 года № 587. Победителем запроса котировок определено ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности». В действиях ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» усматриваются признаки административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ;

— сообщением начальника Сарапульского межрайонного ОЛРР капитана полиции ФИО7 от 23.01.2018 года № 48, зарегистрированным в КУСП 26.01.23018 года за №, адресованным начальнику МО МВД России «Сарапульский» полковнику полиции ФИО8, из которого усматривается, что 23.01.2017 года из Центра лицензионно-разрешительной работы УФСВНГ РФ по УР в Сарапульское МРО ЛЛР УФСВНГ России по УР поступило информация о том, что 27.11.2017 года на официальном сайте Единой информационной системы в сфере закупок муниципальным предприятием г. Сарапула «Сарапульский водоканал» размещено «Извещение о проведении запроса котировок от 27.11.2017 года №». Объектом закупки является оказание в период с 1 января по 31 декабря 2018 года охранных услуг по охране объектов МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал»: очистные сооружения водопровода (<адрес>), водопроводная насосная станция первого подъёма (УР, <адрес>), водопроводная насосная станция третьего подъёма (<адрес>), водопроводная насосная станция четвёртого подъёма (<адрес>), комната хранения сильнодействующих и ядовитых веществ (<адрес>). Вышеуказанные объекты, подлежащие охране, относятся к Перечню объектов, на которые частная охранная деятельность не распространяется, утверждённому постановлением правительства РФ от 14.08.1992 года № 587. Победителем запроса котировок определено ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности». В действиях ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» усматриваются признаки административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ. Просит данную информацию зарегистрировать в КУСП для принятия решения в соответствии с законодательством, в т.ч. и направления по подведомственности;

— копией контракта № 116 на оказание услуг по охране объектов МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал» от 20.12.2017 года, заключённого между МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал» (заказчик) и ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» (исполнитель), из которого усматривается, что он заключён на основании результатов размещения заказа путём проведения запроса котировок на основании протокола № 125 от 04.12.20107 года. Согласно условиям контракта исполнитель обязуется оказать заказчику услуги по охране объектов. Исполнитель оказывает услуги в соответствии с техническим заданием (Приложение № 2), определяющими объём, содержание работ и другие, предъявляемые к ним требования, а также условиями настоящего контракта, определяющими стоимость работ, сроки их выполнения и другие требования. Место оказания услуг: РФ, УР, г. Сарапул, по адресам: <адрес>, ВНС №, <адрес>, ВНС №, <адрес>, ВНС №. Период оказания услуг с 01.01.2018 года по 31.12.2018 года включительно;

— письмом директора ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» ФИО6 от 08.12.2017 года № 335, адресованным заместителю начальника УФСВНГ РФ по УР – начальнику ЦЛРР полковнику полиции ФИО2, из которого усматривается, что он просит разъяснить, будет ли являться нарушением оказание охранных услуг на объектах МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал» частными охранными организациями;

— извещением о проведении запроса котировок для закупки №, из Приложения 1 к которому – Технического задания на оказание услуг по охране объектов МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал» — усматривается, что охране подлежат очистные сооружения по адресу: УР, <адрес>, очистные сооружения ВНС № по адресу: УР, <адрес>, комната хранения сильнодействующих и ядовитых веществ по адресу: УР, <адрес>;

— протоколом № 125 от 04.12.2017 года рассмотрения и оценки заявок на участие в запросе котировок от 04.12.2017 года для закупки №, из которого усматривается, что победителем запроса котировок определено ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности»;

— уведомлениями о начале оказания охранных услуг №№ 252775697, 252784533, 252783161 от 29.12.2017 года;

— дополнительным соглашением от 30.03.2018 года к контракту № 116 от 20.12.2017 года на оказание услуг по охране объектов МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал», из которого усматривается, что МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал» и ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» расторгают контракт по соглашению сторон с 01.04.2018 года.

Совокупностью исследованных доказательств судья находит установленным, что ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» в период с 01.01.2018 года по 22.01.2018 года осуществляло частную охранную деятельность с нарушением установленных требований.

Доводы жалобы ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» в обоснование несогласия с постановлением должностного лица, о том, что в действиях ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» отсутствует вина, судья находит несостоятельными.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Судья находит, что юридическим лицом ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» не предприняты все зависящие от него меры по соблюдению правил и норм, регулирующих частную охранную деятельность.

В частности, из материалов дела следует, что ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» с запросом о возможности оказания охранных услуг на объектах МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал» обратилось (08.12.2017 года) уже после принятия участия в запросе котировок (04.12.2017 года) и признания ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» победителем запроса котировок (04.12.2017 года).

Доказательств того обстоятельства, что до принятия участия в запросе котировок ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» предпринимало какие-либо меры для установления возможности осуществления охраны объектов МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал» частным охранным предприятием, юридическим лицом ни в ходе административного разбирательства, ни в настоящее судебное заседание не представлено.

Более того, из пояснений представителя ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» — Вахрушевой Ю.Н. в настоящем судебном заседании следует, что сомнения в возможности осуществления охраны на объектах МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал» у юридического лица возникла после признания его победителем в запросе котировок и осмотра объектов МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал». До принятия участия в запросе котировок юридическое лицо не предпринимало попытки узнать, какие именно объекты входят в предмет договора.

При этом то обстоятельство, что в Извещении о проведении запроса котировок, поданном МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал» в разделе «14 Требования к участникам закупки» указано, в числе прочего, на наличие лицензии на осуществление частной охранной деятельности, не может свидетельствовать об отсутствии вины в действиях юридического лица ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности», поскольку данное юридическое лицо, осуществляя деятельность в качестве частного охранного предприятия, в силу действующего законодательства обязано знать, на какие объекты не распространяется частная охранная деятельность, и в совокупности с положениями ст. 2.1 КоАП РФ обязано предпринять все возможные меры по недопущению незаконного осуществления частной охранной деятельности.

По указанным основаниям судья находит несостоятельными и доводы жалобы о том, что ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» в силу действующего законодательства не могло не подписать контракт на охрану объектов, поскольку обратное повлекло бы негативные последствия для хозяйственной деятельности юридического лица, а также о том, что если бы уполномоченный орган до истечения срока на заключение муниципального контракта по результатам котировок дал ответ о том, что объекты подлежат только государственной охране, у заявителя имелась бы возможность не заключать контракт.

Далее, оценивая доводы жалобы ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» о нарушении порядка привлечения к административной ответственности, судья приходит к следующему.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются:

1) непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения;

2) поступившие из правоохранительных органов, а также из других государственных органов, органов местного самоуправления, от общественных объединений материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения;

3) сообщения и заявления физических и юридических лиц, а также сообщения в средствах массовой информации, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения (за исключением административных правонарушений, предусмотренных частью 2 статьи 5.27 и статьей 14.52 настоящего Кодекса);

4) фиксация административного правонарушения в области дорожного движения или административного правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренного законом субъекта Российской Федерации, совершенного с использованием транспортного средства либо собственником или иным владельцем земельного участка либо другого объекта недвижимости, работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи;

5) подтверждение содержащихся в сообщении или заявлении собственника (владельца) транспортного средства данных о том, что в случаях, предусмотренных пунктом 4 настоящей части, транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица.

Согласно ч. 3 ст. 28.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении может быть возбуждено должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, только при наличии хотя бы одного из поводов, предусмотренных частями 1, 1.1 и 1.3 настоящей статьи, и достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения.

Согласно ч. 4 ст. 28.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента:

1) составления протокола осмотра места совершения административного правонарушения;

2) составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренных статьей 27.1 настоящего Кодекса;

3) составления протокола об административном правонарушении или вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении;

4) вынесения определения о возбуждении дела об административном правонарушении при необходимости проведения административного расследования, предусмотренного статьей 28.7 настоящего Кодекса;

6) вынесения постановления по делу об административном правонарушении в случае, предусмотренном частью 1 или 3 статьи 28.6 настоящего Кодекса.

В соответствии со ст. 23.85 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 20.16 КоАП РФ рассматривает Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации. От имени данного органа рассматривать дела об административных правонарушениях вправе:

1) руководитель федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации, его заместители;

2) руководители структурных подразделений федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации, их заместители;

3) руководители территориальных органов федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации, их заместители;

4) руководители структурных подразделений территориальных органов федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации, их заместители;

4.1) руководители подразделений вневедомственной охраны войск национальной гвардии Российской Федерации, их заместители;

5) должностные лица федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации, и его территориальных органов, уполномоченные на осуществление государственного контроля (надзора).

Из материалов дела усматривается, что дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ, возбуждено участковым уполномоченным полиции ММО МВД России «Сарапульский» мл. лейтенантом полиции ФИО9 на основании определения от 29.01.2018 года.

Вместе с тем, как протокол по делу об административном правонарушении, так и постановление, являющееся предметом рассмотрения в настоящем судебном заседании, вынесены врио начальника Сарапульского межрайонного ОЛРР Управления ФСВНГ России по УР капитаном полиции ФИО5

При указанных обстоятельствах судья не усматривает нарушения каких-либо прав и (или) охраняемых законом интересов ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» при возбуждении в отношении него дела об административном правонарушении по ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ.

Кроме того, судья учитывает, что лицо, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, фактически совершение им вменённого правонарушения не оспаривает, указывая лишь на процессуальные недостатки при составлении материалов дела, а также ссылаясь на несвоевременный ответ уполномоченного органа, чему выше судьёй уже дана оценка.

Учитывая изложенное, судья приходит к выводу о том, что совокупностью исследованных по делу доказательств установлен факт незаконного осуществления ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» частной охранной деятельности, выразившегося в том, что ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» в период с 01.01.2018 года по 22.01.2018 года осуществляло охрану объектов МУП г. Сарапула «Сарапульский водоканал», которые входят в Перечень объектов, на которые частная охранная деятельность не распространяется, утверждённый постановлением Правительства РФ от 14.08.1992 года № 587.

Наказание, назначенное ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» постановлением должностного лица в виде административного штрафа в размере 20 000 рублей, соответствует санкции ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ, назначено с учётом характера совершённого административного правонарушения, имущественного и финансового положения юридического лица, смягчающих и отягчающих административную ответственность обстоятельств.

Исходя из изложенного, всесторонне, полно и объективно оценив все доказательства по делу, судья находит установленным, что должностным лицом обоснованно сделан вывод о виновности ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении может быть вынесено решение об оставлении постановления без изменения, а жалобы без удовлетворения.

Таким образом, постановление врио начальника Сарапульского межрайонного ОЛРР Управления ФСВНГ России по УР капитана полиции ФИО5 от 05.03.2018 года № 18ЛРР566521021851021 о привлечении ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ в виде административного штрафа в размере 20 000 рублей подлежит оставлению без изменения, жалоба ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» – без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 30.7 КоАП РФ,

решил:

Жалобу ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» оставить без удовлетворения.

Постановление врио начальника Сарапульского межрайонного ОЛРР Управления ФСВНГ России по УР капитана полиции ФИО5 от 05.03.2018 года № 18ЛРР566521021851021 о привлечении ООО «Частная охранная организация «Ижевская служба безопасности» к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ в виде административного штрафа в размере 20 000 рублей – оставить без изменения.

Решение может быть обжаловано в Верховный суд УР лицами, указанными в ст.ст. 25.1 – 25.5.1 КоАП РФ, в течение 10 суток со дня вручения или получения копии решения.

Судья Косарев А.С.

Суды трех инстанций признали законным решение инспекции ФНС. В удовлетворении апелляционной жалобы ЧОО отказано

Суть вопроса: ООО ЧОО «Т» занималось организацией услуг физической охраны. Численность охранников на конец 2014 года составила 265 человек. Компания отразила в учете приобретение у ООО «М» спецсредств (спецодежда, бронежилеты, палки резиновые и прочее).

По результатам выездной проверки ИФНС доначислила налог на прибыль, НДС, пени и штраф, установив, что контрагент в период сделок обладал признаками фирмы-однодневки. Денежные средства с его расчетного счета направлялись на счета иных фирм-однодневок с дальнейшем обналичиванием.

Инспекция полагает, что документооборот по сделкам со спецодеждой формировался в ходе проверки (книга покупок представлялось налогоплательщиком 4 раза в разных вариантах, заменялись регистры бухучета с отражением в них кардинально различающейся информация относительно приобретения и списания товаров). Доказательств фактического перемещения товара от поставщиков к налогоплательщику не представлено. К тому же, контрагент появился в 2014 году — когда ООО «Т» начало применять общую систему.

По результатам рассмотрения материалов ВНП, инспекцией вынесено решение от 18.11.2016 № 40/15 (т.2) о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в резолютивной части которого ООО ЧОО «Т» привлечено к ответственности по:

  • пункту 3 статьи 122 НК РФ за неуплату налога на добавленную стоимость за 2, 3, 4 кварталы 2014 года в результате иного неправильного исчисления налога в виде штрафа в сумме 4 321 956 руб.;
  • пункту 3 статьи 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль организаций за 2014 год в результате занижения налоговой базы в виде штрафа в сумме 3 286 382,40 руб.;
  • статье 123 НК РФ за неправомерное неперечисление в установленный НК РФ срок суммы налога на доходы физических лиц, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, в виде штрафа в сумме 257 844,80 руб.;
  • статье 123 НК РФ за неправомерное неперечисление суммы налога на доходы физических лиц, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, в виде штрафа в сумме 496 034 руб.;
  • пункту 1 статьи 126 НК РФ за непредставление в установленный срок налогоплательщиком в налоговые органы документов, предусмотренных НК РФ, в виде штрафа в сумме 3800 руб.;
  • пункту 1 статьи 126.1 НК РФ за представление налоговым агентом в налоговые органы документов, предусмотренных НК РФ, содержащих недостоверные сведения, в виде штрафа в сумме 127 000 руб. Кроме того, в оспариваемом решении налогоплательщику предложено уплатить недоимку в размере 21 533 182 руб., в том числе: по налогу на добавленную стоимость за 2, 3, 4 кварталы 2014 года в размере 10 804 890 руб., по налогу на прибыль организаций за 2014 год в размере 8 247 522 руб.; по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения, в сумме 600 руб.; по налогу на доходы физических лиц в сумме 2 480 170 руб.;
  • пени за несвоевременную уплату налогов в сумме 4 515 001,46 руб., в том числе: по налогу на добавленную стоимость в размере 2 392 074,25 руб.; по налогу на прибыль организаций в размере 1 564 837,23 руб.; по налогу на доходы физических лиц в размере 558 089,98 руб.

Налогоплательщик, не согласившись с вынесенным решением налогового органа, направил апелляционную жалобу в Управление Федеральной налоговой службы по Челябинской области.
Решением УФНС РФ по Челябинской области от 22.02.2017 №16-07/000832 (т.1 л.д. 54) в удовлетворении жалобы отказано, решение Инспекции было утверждено.

Суды трех инстанций (дело № А76-5539/2017) признали законным решение ИФНС, так как количество приобретенной спецодежды не соответствуют потребностям налогоплательщика с учетом штатной численности, отсутствуют документы, подтверждающие выдачу формы и спецсредств работникам (охранникам), которым спецсредства и одежда предназначались. Отсутствуют доказательства хранения налогоплательщиком значительных объемов приобретенных товаров, при том, что летняя форма одежда закупалась преимущественно в зимний период, а зимняя — в летний.

Кроме того, форма закупалась без учета размеров одежды и обуви конкретных работников, что исключает возможность ее носки, а затраты налогоплательщика на форму и спецсредства в расчете на одного охранника в 2 раза превышали сумму их зарплаты согласно 2-НДФЛ. Работники налогоплательщика пояснили, что форменная одежда им не выдавалась, а приобреталась самостоятельно за свой счет. При этом товар налогоплательщиком не оплачивался, а задолженность контрагентами не истребовалась.

Суды (постановление кассации Ф09-2671/2018 от 08.06.2018) учли, что допросы руководителей контрагентов проводились в присутствии работника ООО «Н», который также являлся представителем самого налогоплательщика по доверенности.

Электронное правосудие

Постановление Конституционного Суда РФ от 18.06.2018 N 24-П
«По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина А.П. Звягинцева»
Страхователь, не осуществивший обязательное государственное страхование, при наступлении страхового случая несет ответственность перед выгодоприобретателем на тех же условиях, на каких должна быть выплачена страховая сумма при надлежащем страхованииКонституционный Суд РФ признал пункт 1 статьи 7 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации»:- соответствующим Конституции РФ — в той мере, в какой им предусматриваются дополнительные гарантии выплаты сумм в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц, в случае ненадлежащего исполнения страхователем обязанностей по обязательному государственному страхованию на основании названного Федерального закона;- не соответствующим Конституции РФ — в той мере, в какой содержащееся в нем положение допускает отказ выгодоприобретателю, представившему в страховую организацию, уполномоченную, по имеющейся у него (сообщенной ему страхователем) информации, на осуществление страховой выплаты, а при отсутствии такой информации — страхователю необходимые для принятия решения об этой выплате документы, в выплате неустойки за необоснованную задержку выплаты суммы в возмещение вреда, причиненного его жизни или здоровью, при наступлении страхового случая, предусмотренного названным Федеральным законом, если договор обязательного государственного страхования со страховой организацией своевременно не заключен.Конституционный Суд РФ, в частности, указал, что выплата выгодоприобретателю соответствующей суммы при отсутствии заключенного договора обязательного государственного страхования направлена на обеспечение гарантированного законом страхового возмещения, причем в том же размере, в каком страховщик должен был выплатить страховую сумму по своевременно заключенному договору страхования, включая неустойку за ее необоснованную задержку. Такое понимание ответственности перед выгодоприобретателем по договору обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц не расходится с предписаниями статьи 969 ГК РФ, в силу которых обязательное государственное страхование жизни, здоровья и имущества государственных служащих определенных категорий может осуществляться как на основании договоров страхования, заключаемых страховщиками и страхователями, так и непосредственно на основании законов и иных правовых актов.Само по себе отсутствие договора страхования не отменяет указанную конституционно-правовую обязанность, а, напротив, предполагает необходимость ее надлежащего исполнения в специально предусмотренном законом порядке, что согласуется со статьей 8 ГК РФ, в силу которой гражданские права и обязанности возникают не только из договоров, но и, в частности, из актов государственных органов, предусмотренных законом в качестве основания возникновения этих прав и обязанностей, вследствие действий или событий, с которыми закон либо иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий. Не отменяется при этом и действие общих гражданско-правовых оснований ответственности за нарушение обязательства, включая вину, с тем условием, что бремя доказывания отсутствия вины несет, по общему правилу, лицо, нарушившее обязательство (пункты 1 и 2 статьи 401 ГК РФ).Федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на исключение отказа в выплате неустойки за необоснованную задержку выплаты суммы в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, выгодоприобретателю, представившему необходимые для принятия решения о такой выплате документы, при наступлении страхового случая, предусмотренного Федеральным законом «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации», если договор обязательного государственного страхования со страховой организацией своевременно не заключен, вне зависимости от времени заключения такого договора в дальнейшем.Впредь до внесения в правовое регулирование надлежащих изменений, вытекающих из настоящего Постановления:пункт 1 статьи 7 названного Федерального закона подлежит применению в истолковании, не допускающем отказ в присуждении и (или) в выплате выгодоприобретателям неустойки за время необоснованной задержки выплаты им сумм в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, если таковая возникла или продолжается вследствие отсутствия на момент наступления страхового случая как основания для обращения за страховой выплатой заключенного договора обязательного государственного страхования после вступления настоящего Постановления в силу;если договор обязательного государственного страхования не был своевременно заключен, период, за который при наступлении страхового случая, предусмотренного названным Федеральным законом, соответствующая неустойка подлежит выплате (с учетом 15-дневного срока, в течение которого должна быть произведена выплата страховой суммы), следует исчислять исходя из момента получения страховщиком, уполномоченным, по имеющейся у выгодоприобретателя информации (полученной им от страхователя), осуществлять страховую выплату, а при отсутствии такой информации — страхователем документов, необходимых для принятия решения о выплате суммы в возмещение вреда;если неисполнение (ненадлежащее исполнение) страхователем предусмотренных пунктом 2 той же статьи обязанностей по информированию лиц, подлежащих обязательному государственному страхованию, о порядке и условиях осуществления обязательного государственного страхования и о страховщиках, а также по поддержанию этой информации в актуальном состоянии повлекло представление выгодоприобретателем необходимых для принятия решения о выплате ему суммы в возмещение вреда документов в страховую организацию, срок действия договора обязательного государственного страхования с которой истек к моменту наступления страхового случая, предусмотренного названным Федеральным законом, период, за который подлежит выплате неустойка (с учетом 15-дневного срока, в течение которого должна быть произведена выплата страховой суммы), следует исчислять исходя из момента получения необходимых для принятия такого решения документов страховой организацией, являющейся, по имеющейся у выгодоприобретателя (сообщенной ему страхователем) информации, страховщиком.

Определение Верховного Суда РФ от 29.05.2018 по делу N 78-КГ18-20

Доплата страхового возмещения не освобождает страховщика от ответственности за нарушение сроков, установленных для производства страховой выплаты

Заявитель обратился в суд с иском о взыскании со страховой компании неустойки за просрочку выплаты страхового возмещения, компенсации морального вреда, расходов на оплату юридической помощи по досудебному урегулированию спора и на оплату услуг представителя.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 21 статьи 12, пунктом 1 статьи 161 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО), исходил из того, что ответчик выплатил страховое возмещение на двадцатый день после обращения истца с заявлением о страховой выплате и произвел доплату страхового возмещения на четвертый день после получения от истца претензии, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания с ответчика неустойки, компенсации морального вреда, расходов на оплату юридической помощи по досудебному урегулированию спора.

С выводами суда первой инстанции и их обоснованием согласился суд апелляционной инстанции, указав, что обязанность по выплате страхового возмещения исполнена страховой компанией в полном объеме в установленные законом сроки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит обжалуемые судебные постановления принятыми с существенным нарушением норм материального права.

Согласно статье 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В силу пункта 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Пунктом 21 статьи 12 Закона об ОСАГО (здесь и далее — в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) предусмотрено, что в течение 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня принятия к рассмотрению заявления потерпевшего о страховой выплате или прямом возмещении убытков и приложенных к нему документов, предусмотренных правилами обязательного страхования, страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или выдать ему направление на ремонт транспортного средства с указанием срока ремонта либо направить потерпевшему мотивированный отказ в страховой выплате.

При несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с данным федеральным законом размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.

В абзаце втором пункта 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 января 2015 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что неустойка исчисляется со дня, следующего за днем, установленным для принятия решения о выплате страхового возмещения, и до дня фактического исполнения страховщиком обязательства по договору.

Аналогичные разъяснения содержатся в абзаце втором пункта 78 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 г. N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

В соответствии с пунктом 1 статьи 16.1 Закона об ОСАГО до предъявления к страховщику иска, содержащего требование об осуществлении страховой выплаты, потерпевший обязан обратиться к страховщику с заявлением, содержащим требование о страховой выплате или прямом возмещении убытков, с приложенными к нему документами, предусмотренными правилами обязательного страхования.

Страховщик освобождается от обязанности уплаты неустойки (пени), суммы финансовой санкции и (или) штрафа, если обязательства страховщика были исполнены в порядке и в сроки, которые установлены Законом об ОСАГО, а также если страховщик докажет, что нарушение сроков произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потерпевшего (пункт 5 статьи 16.1 Закона об ОСАГО).

Из содержания приведенных выше норм права и разъяснений Верховного Суда РФ следует, что обязанность по правильному определению суммы страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему, лежит на страховщике, при этом невыплата страховщиком всей суммы страхового возмещения по истечении срока, установленного пунктом 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, уже свидетельствует о несоблюдении срока осуществления страховой выплаты, а доплата страхового возмещения в порядке урегулирования претензии, поданной в соответствии с требованиями статьи 16.1 Закона об ОСАГО, не освобождает страховщика от ответственности за нарушение сроков, установленных пунктом 21 статьи 12 Закона об ОСАГО для производства страховой выплаты.

Таким образом, указав на доплату страховой компанией страхового возмещения и не установив обстоятельств, свидетельствующих о том, что нарушение сроков произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потерпевшего, суд первой инстанции неправомерно освободил страховщика от гражданско-правовой ответственности за нарушение принятого на себя обязательства. Суд апелляционной инстанции ошибки нижестоящего суда не исправил.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ апелляционное определение отменила, дело направила на новое рассмотрение.

Арбитраж поддержал позицию ЧОП в вопросе самостоятельности охранных организаций в выборе вооружения своих охранников

http://guardinfo.online/2018/06/04/arbitrazh-podderzhal-poziciyu-ilir-v-voprose-samostoyatelnosti-oxrannyx-organizacij-v-vybore-vooruzheniya-svoix-oxrannikov/

ВС РФ: Выплата компенсаций за «сгоревшие» неиспользованные отпуска работников неправомерна

Арбитражные суды трех инстанций признали законными требования общества с ограниченной ответственностью о взыскании со своего бывшего генерального директора более 10 млн руб. причиненных им убытков. Частью этих убытков работодатель считал выплаченную директором компенсацию за неиспользованный отпуск двум уволенным работникам. Данная компенсация была выплачена за 76 и 105 дней отпуска. В то время как, по мнению общества, директор не мог выплачивать компенсацию более чем за 49 дней (2,33 дня компенсация за один месяц стажа * 21 месяц) (определение ВС РФ от 16 мая 2018 г. № 308-ЭС18-4704).

Судьи с такой позицией согласились, сославшись на ст. 9 Конвенции МОТ № 132, согласно которой непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска (как минимум, две недели) предоставляется и используется не позже, чем в течение 1 года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска не позже, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск, и ст. 392 Трудового кодекса, устанавливающую трехмесячный срок на обращение в суд за разрешением трудового спора. Из совокупности данных норм судьи сделали вывод о том, что при заявлении в суде о применении последствий пропуска срока обращения в суд, для работника по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска, такой срок исчисляется равным 21 месяцу после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

Можно ли продлить или перенести уже начавшийся отпуск на другой срок в случае ухода за больным членом семьи? Узнайте ответ в «Энциклопедии решений. Хозяйственные ситуации» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

При этом судьи, очевидно, не учли, что 21 месяц как предельный срок с момента окончания рабочего года, за который работник может потребовать компенсацию неиспользованного отпуска, и 21 месяц как максимальный отпускной стаж, исходя из которого может быть исчислена компенсация при увольнении (на чем настаивал истец), – это не одно и то же. Не говоря уже о том, что право работодателя заявить в суде о пропуске работником срока на обращение в суд в случае предъявления им требований о выплате компенсации за неиспользованные рабочие года, с момента которых прошло более 21 месяца (даже если считать, что Конвенция дает такое право работодателю), является именно правом работодателя, а не обязанностью, и совершенно не исключает возможности удовлетворить требования работника.

Тем не менее, судья Верховного Суда Российской Федерации в логике нижестоящих судов изъянов не усмотрел и отказался передавать дело на рассмотрение Коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

Заявку участника госзакупки нельзя отклонить за указание диапазона вместо конкретных показателей

Заявку участника госзакупки нельзя отклонить за указание диапазона вместо конкретных показателей, к такому выводу пришел судья ВС РФ и отказал в передаче кассационной жалобы на рассмотрение

Разногласия вызвало решение комиссии отклонить заявку участника, который указал одну из характеристик товара в виде диапазона с использованием слов min и max. В документации и инструкции по заполнению заявок госзаказчик требовал указать конкретное значение. УФАС по Республике Татарстан признала решение комиссии правомерным.

Суды трех инстанций не согласились с контрольным органом. В документации не установлены значения показателей, которые не могут изменяться. Изготовление товара с предложенными в заявке параметрами будет соответствовать документации. Иными словами, заявка участника содержит конкретные характеристики товара.

По этому вопросу нет однозначной позиции. Контрольные и судебные органы принимают решение в зависимости от конкретной ситуации, содержания инструкции, документации и заявки участника, а также ГОСТов и другой технической документации. Например, АС Дальневосточного округа посчитал правомерным отказ в допуске к участию в аукционе обусловленный тем, что в заявке представлены конкретные показатели.

С учетом сложившейся практики рекомендуем не отклонять заявки исключительно по формальным признакам.

Документ: Определение Верховного Суда РФ от 16.05.2018 по делу N А65-8065/2017

Претензию по исполнению госконтракта можно направить с любого адреса электронной почты

Заказчик направил претензию с адреса электронной почты, который не был указан в контракте и не являлся официальным по данным сети Интернет. Исполнитель настаивал, что такое уведомление нельзя считать надлежащим.

Суды поддержали заказчика. В гражданском обороте можно использовать документы, полученные с помощью электронной связи. Если известно, что почтовый адрес принадлежит лицу или его компетентному сотруднику, то считается, что сообщение получено или отправлено от его имени, пока не доказано обратное.

Точку в деле поставил судья ВС РФ. Он также решил, что досудебный порядок урегулирования спора был соблюден, и отказал в передаче дела в коллегию по экономическим спорам.

Документы: Определение Верховного Суда РФ от 14.05.2018 по делу N А32-28069/2016

Как не следует направлять претензию:

Направление претензии требует внимательного отношения, потому что ошибка в некоторых деталях даст арбитражному суду основание признать претензионный порядок несоблюденным. К примеру, это произойдет, если претензия будет направлена:

  • по верному адресу, но с ошибкой в указании номера помещения (АС УО);
  • не по юридическому адресу ответчика (АС МО). Однако, если тот ответит, суд может признать претензионный порядок соблюденным (4-ый ААС).

Но есть и недочеты, которые суды считают несущественными:

  • в претензии об уплате задолженности за бездоговорное потребление указан договор, при этом иные обстоятельства изложены верно (АС СЗО);
  • в документе нет даты составления (АС ДВО);
  • документ не назван претензией, но по сути является ею. К примеру, уведомление о прекращении договора с требованием о возврате аванса суд признал претензией по иску о взыскании этого аванса (АС МО).

Судебная практика: Решение по делу 5-93/2018

Решение по делу 5-93/2018

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

по делу об административном правонарушении <НОМЕР>

13 апреля 2018 г. г. Самара Мировой судья судебного участка №53 Советского судебного района г.Самары Самарской области Косматинская А.Ю., и.о. мирового судьи судебного участка №54 Советского судебного района г.Самары Самарскойобласти рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ в отношении директора ООО Частная охранная организация «Статус» — Футермана Олега Александровича, <ДАТА2> рождения, место рождения г. <АДРЕС>, зарегистрированного по адресу: <ОБЕЗЛИЧИНО>

У С Т А Н О В И Л:

02.04.2018 г. на судебный участок № 54 Советского судебного района г.Самары Самарской области поступил протокол об административном правонарушении в отношении должностного лица — директора ООО Частная охранная организация «Статус» — Футермана О.А., о совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ — невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства.

В судебное заседание Футерман О.А., не явился, о месте и времени судебного разбирательства извещен надлежащим образом.

Изучив административный материал, мировой судья пришел к следующему выводу.

Согласно протоколу об административном правонарушении <НОМЕР> от <ДАТА4> должностное лицо — директор ООО Частная охранная организация «Статус» — Футерман О.А., не выполнил в установленный срок до <ДАТА5> законного предписания от <ДАТА6>, выданного заместителем начальника ИФНС России по <АДРЕС> району <АДРЕС>, а именно, не предоставил в регистрирующий орган в порядке, предусмотренном ст. 9, ст.17 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» <НОМЕР>, достоверные сведения об адресе местонахождения исполнительного органа ООО Частная охранная организация «Статус».

Вина Футермана О.А. подтверждается материалами административного дела, направленными мировому судье заместителем начальника ИФНС России по <АДРЕС> району г. <АДРЕС>, а именно: протоколом об административном правонарушении <НОМЕР> от <ДАТА4>, определением о возбуждении дела об административном правонарушении от <ДАТА7>, реестром письменных уведомлений, протоколом осмотра объекта недвижимости от <ДАТА8>, сведениями о юридических лицах с сайта ИФНС, предписанием <НОМЕР> от <ДАТА6>, отчетом об отслеживании почтовых отправлений, протоколом осмотра объекта недвижимости от <ДАТА9>, выпиской из ЕГРЮЛ,

Таким образом, вина Футермана О.А. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ установлена. Доказательства, собранные по делу, являются допустимыми, относимыми и достаточными для вывода о виновности Футермана О.А. в полном объеме, в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

При назначении наказания, суд учитывает характер административного правонарушения и личность правонарушителя. Обстоятельств, смягчающих административную ответственность, и обстоятельств, отягчающих административную ответственность, в соответствии со ст. ст. 4.2, 4.3 КоАП РФ, судом не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ч. 1 ст. 19.5, 29.7 — 29.11 КоАП РФ, мировой судья

П О С Т А Н О В И Л:

Привлечь директора ООО Частная охранная организация «Статус» — Футермана Олега Александровича к административной ответственности, предусмотренной ч.1 ст.19.5 КоАП РФ, и подвергнуть наказанию в виде штрафа в доход государства в размере 1 000 (одна тысяча) рублей. Штраф подлежит оплате в течение шестидесяти дней с момента вступления постановления в законную силу на реквизиты для перечисления сумм денежных взысканий (штрафов) за нарушение законодательства Российской Федерации об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 19.5 Кодекса Российской Федерациии об административных правонарушениях, Код ОКТМО 36701345, расчетный счет 40101810200000010001, Банк получателя Отделение Самара, БИК 043601001, Получатель: УФК Минфина России по Самарской области (ИФНС России по Советскому району г.Самары) ИНН 6318000010, КПП 631801001, КБК 18211690010016000140. Постановление может быть обжаловано в течение 10 суток в Советский районный суд г.Самары через мирового судью судебного участка № 54 Советского судебного района г. Самары Самарской области.

Мировой судья А.Ю. Косматинская подпись

Калининградская область: Штраф в размере до 1 млн рублей либо лишение свободы на срок до десяти лет грозит генеральному директору ЧОП за злоупотребление полномочиями

Следственными органами следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Калининградской области возбуждено уголовное дело в отношении генерального директора частного охранного предприятия. 47-летний мужчина подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия).

По версии следствия, в период с 2014 по 2017 гг., подозреваемый, возглавляя частное охранное предприятие, будучи осведомленным о клиентской базе указанной фирмы, руководствуясь корыстными побуждениями, перезаключил договоры об оказании услуг с клиентами возглавляемого им общества от имени другого предприятия, чьи счета были подконтрольны ему. В результате умышленных неправомерных действий подозреваемого частному охранному предприятию причинен ущерб в сумме свыше 44,4 млн рублей, что, в свою очередь, повлекло признание фирмы банкротом на основании решения Арбитражного суда Калининградской области.

В настоящее время по уголовному делу проводится комплекс следственных действий, направленных на установление всех обстоятельств совершенного преступления.

Расследование уголовного дела продолжается.

Преступление, в совершении которого подозревается мужчина, влечет за собой наказание в виде штрафа в размере до 1 млн рублей, либо лишение свободы на срок до десяти лет.

СК России

Судебная практика: Дело об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.19.5 КоАП РФ

Дело № 5-183/2018г

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

о назначении административного наказания

01 марта 2018г г. Богородск Нижегородской области ул. Ленина д. 176

Мировой судья судебного участка №1 Богородского судебного района Нижегородской области Черныш И.В., рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении должностного лица- генерального директора ООО Частная Охранная Организация «СКИФ» (далее по тексту ООО ЧОО «СКИФ») — <Заусайловой Ю.А1, <ДАТА2>,

УСТАНОВИЛ:

В судебный участок №1 Богородского судебного района Нижегородской области поступил на рассмотрение административный материал в отношении <Заусайловой Ю.А1 по ч.1 ст.19.5 КоАП РФ.

В судебное заседание должностное лицо <Заусайлова Ю.А1 не явилась, о месте и времени рассмотрения была извещена надлежащим образом, посредством направления судебного извещения по адресу регистрации. Факт надлежащего извещения подтвержден карточкой уведомления с отметкой о вручении <ДАТА3> (л.д.47).

Установив, что извещение о рассмотрении дела об административном правонарушении на <ДАТА4> было направлено <Заусайловой Ю.А1 с соблюдением положения Особых условий приема, вручения, хранения и возврата почтовых отправлений разряда «Судебное», утвержденных приказом ФГУП «Почта России» от <ДАТА5> N 343, что подтверждено почтовой карточкой о получении судебного извещения, мировой судья считает, что он был извещен надлежащим образом, что в соответствии с ч.2 ст.25.1 КоАП РФ, является основанием для рассмотрения дела об административном правонарушении рассматривается в отсутствии лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, так как имеются данные о надлежащем извещении лица о времени и месте рассмотрения дела и от лица не поступило ходатайство об отложении, либо таковое оставлено без удовлетворения.

Согласно ст.25.1 ч.3 КоАП РФ мировой судья не признал участие лица, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении при рассмотрении дела обязательным. В материалах дела имеется достаточно доказательств, необходимых для выполнения требований ст.26.1 КоАП РФ.

Таким образом, установив, что явка в судебное заседание является не обязанностью <Заусайловой Ю.А1, а правом, предусмотренным ст.25.1 КоАП РФ, которым она решила не воспользоваться, мировой судья определил рассмотреть дело в отсутствие лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, при этом изучив материалы дела и представленные доказательства в их совокупности, в соответствии с положениями ч.1, 2 ст. 26.2, ст.26.11 КоАП РФ, приходит к следующему:

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.19.5 КоАП РФ состоит в невыполнении в установленный срок законного предписания органа, осуществляющего государственный надзор, об устранении нарушений законодательства.

Невыполнение в установленный срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), муниципальный контроль, об устранении нарушений законодательства — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трехсот до пятисот рублей; на должностных лиц — от одной тысячи до двух тысяч рублей или дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

Судом достоверно установлено, что <ДАТА6> в 16 часов 00 минут выявлено, что должностное лицо генеральный директор <ФИО2>не выполнила в установленный срок законное предписание должностного лица, осуществляющего государственный надзор (контроль) об устранении нарушений законодательства <НОМЕР> от <ДАТА7>, а именно: в нарушение п.в ч.2(1) Положения о лицензировании частной охранной деятельности, утвержденного Постановлением Правительства РФ от <ДАТА8> <НОМЕР> и ч.7 ст.15.1 Закона РФ от <ДАТА9> <НОМЕР> «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» руководитель <ФИО2>не имела удостоверения частного охранника; в нарушение ч.1 ст.11.1, ч.7 ст.12 и ч.3 ст.16 Закоона РФ от <ДАТА9> <НОМЕР> «О частной детективной и охранной деятельности в РФ», <ДАТА10> работник ООО ЧОО «СКИФ» Ковальчук Н,В оказывал охранные услуги на основании договора от <ДАТА11> <НОМЕР> на объекте охраны ООО «Партнер», расположенный по адресу: <АДРЕС> область, <АДРЕС>, не имея личной карточки охранника и работник ООО ЧОО «СКИФ» Майорова Н.В оказывал охранные услуги на основании договора от <ДАТА11> <НОМЕР> на объекте охраны ООО НПФ «Металлимпресс», расположенный по адресу: <АДРЕС> область, <АДРЕС> шоссе <АДРЕС>, не пройдя периодической проверки на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением огнестрельного оружия и (или) специальных средств и личной карточки охранника не исполнила предписание об устранении указанного нарушения в срок до <ДАТА12>

Указанные обстоятельства подтверждаются протоколом об административном правонарушении 52НГ <НОМЕР> от <ДАТА6>. (л.д.5), копией определения о передаче материалов дела по подведомственности (л.д.6), ответом на предписание с приложенными копиями документов (л.д.7-11), копией распоряжения о проведении внеплановой проверки (л.д.12-14), копией уведомления (л.д.15), копией акта проверки от <ДАТА6> (л.д.16-18), копией паспорта на имя <ФИО2>(л.д.15-16), копией заключения об аннулировании удостоверения частного охранника (л.д.21-22), копией справки на лицо (л.д.23-24), копией объяснения <ФИО2>(л.д.25-26), копией лицензии (л.д.27-28), копией выписки из ЕГРЮЛ (л.д.29-37), копией распоряжения о проведении внеплановой проверки (л.д.38-40), копей протокола (л.д.41), копией предписания об устранении нарушений от <ДАТА7> (л.д.43-44) и другими материалами дела.

Представленные суду доказательства являются допустимыми и достоверными, объективно ничем не опровергнутыми, в связи с чем оснований сомневаться в представленных доказательствах у суда не имеется.

Принимая во внимание установленные факты неисполнения в установленный срок предписаний органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства, суд приходит к выводу о наличии в действиях должностного лица — генерального директора ООО ЧОО «СКИФ» <ФИО2>состава административного правонарушения и квалифицирует ее действия по ч.1 ст.19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях — невыполнение в установленный срок законного предписания должностного лица, осуществляющего государственный контроль, об устранении нарушений законодательства.

Обстоятельств отягчающих или смягчающих административную ответственность должностного лица судом не установлено.

При назначении наказания в соответствии с требованиями ст. 4.1 КоАП РФ суд учитывая характер совершенного административного правонарушения, отсутствие смягчающих и отягчающих административную ответственность обстоятельств, в связи с чем считает законным и обоснованным назначить наказание, предусмотренное санкцией ч.1 ст.19.5 КоАП РФ, в виде административного штрафа, размер которого определить с учетом степени вины и вышеприведенных обстоятельств по делу, учитывая тот факт, что <ФИО2>ранее к административной ответственности не привлекалась.

Руководствуясь ст. ст. 19.5 ч.1, 29.7 — 29.11 КоАП РФ, мировой судья,

ПОСТАНОВИЛ:

Признать виновной должностное лица генерального директора ООО ЧОО «СКИФ» <Заусайлову Ю.А1 в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и подвергнуть наказанию в виде административного штрафа в размере <ОБЕЗЛИЧЕНО>) рублей перечислив денежные средства на счет получателя: УФК по Нижегородской области (Управление Росгвардии по Нижегородской области л/с 04321D25110), ИНН 5260433260, КПП 526001001, Банк получателя: Волго-Вятское ГУ Банка России, Р/С №40101810400000010002, БИК042202001, КБК18111690010016000140, УИН 18046952180206063567, наименование платежа: штраф по постановлению мирового судьи судебного участка №1 Богородского судебного района Нижегородской области от 01.03.2018г).

Штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к ответственности, не позднее 60 дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу.

Сумма административного штрафа вносится или перечисляется лицом, привлеченным к административной ответственности, в банк или в иную кредитную организацию.

Копию документа, свидетельствующего об уплате административного штрафа, лицо, привлеченное к административной ответственности, направляет судье, находящемуся по адресу: Нижегородская область г.Богородск ул. Ленина д. 176 каб.1

В случае неуплаты в шестидесятидневный срок со дня вступления постановления в законную силу, штраф подлежит принудительному взысканию в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Кроме того, неуплата административного штрафа в срок, предусмотренный КоАП РФ, в соответствии с ч.1 ст.20.25 КоАП РФ может повлечь наложение административного штрафа в двух кратном размере суммы неуплаченного штрафа либо административный арест на срок до 15 суток, либо обязательные работы на срок до 50 часов.

Постановление может быть обжаловано в течении 10 суток с момента получения настоящего постановления в Богородский городской суд Нижегородской области с подачей жалобы в судебный участок №1 Богородского судебного района Нижегородской области.

<ОБЕЗЛИЧЕНО>: Мировой судья

Судебная практика: Суд удовлетворил жалобу ЧОО, отменил административное наказание в виде штрафа в размере 150.000 рублей и закрыл  дело  в связи с истечением срока давности

Дело № 12-18/2018

Р Е Ш Е Н И Е

Город Иваново 15 февраля 2018 года

Судья Ленинского районного суда г.Иваново Богомолов Э.А., с участием:

  • законного представителя лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении (ООО ЧОО «Гарант-Н»), – ФИО1
  • защитника ООО ЧОО «Гарант-Н» – адвоката Волченкова М.Е.,
  • должностного лица, вынесшего постановление по делу об административном правонарушении, – начальника ОЛРР по г.Иваново Управления Росгвардии по Ивановской области ФИО4,
  • прокурора из прокуратуры Ленинского района г.Иваново Степановой Я.С.,
  • при секретаре судебного заседания Кузнецовой О.Н.

рассмотрев по жалобе дело об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.20.8 КоАП РФ,-

у с т а н о в и л :

Постановлением начальника ОЛРР по г.Иваново Управления Росгвардии по Ивановской области ФИО4 от ДД.ММ.ГГГГ ООО ЧОО «Гарант-Н» привлечено к ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20.8 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 150.000 рублей.

Согласно постановлению должностного лица, правонарушение ООО ЧОО «Гарант-Н» заключалось в следующем:

«Во исполнение требований Федерального закона от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии» издано Постановление Правительства РФ от 21 июля 1998 года № 814 «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации». В соответствии с п.8 указанного Постановления Правительства РФ издан Приказ МВД РФ от 12 апреля 1999 года № 288 «О мерах по реализации постановления Правительства РФ от 21 июля 1998 года № 814, приложением к которому является Инструкция по организации работы органов внутренних дел по контролю за оборотом гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации (далее по тексту — Инструкция).

В ООО ЧОО «Гарант-Н» не была проведена ежеквартальная сверка соответствия фактического наличия оружия и патронов учетным данным за 3-й квартал 2017 года. Кроме того, согласно записям, имеющимся в книге номерного учета и персонального закрепления оружия и патронов, ДД.ММ.ГГГГ проведена ежеквартальная сверка за 2-й квартал 2017 года, по ее результатам в книге сделана запись «Сверка проведена. Расхождений нет». Данная запись заверена подписями лиц, проводивших сверку. При этом, как следует из информации, полученной из Ивановского МОВО — филиала ФГКУ «УВО ВНГ России по Ивановской области», объект «КХО ООО ЧОО «Гарант-Н» ДД.ММ.ГГГГ с охраны не снимался. Это свидетельствует о том, что ежеквартальная сверка соответствия фактического наличия оружия и патронов учетным данным в ООО ЧОО «Гарант-Н» ДД.ММ.ГГГГ фактически не проводилась, записи в указанную выше книгу занесены формально. Таким образом, ООО ЧОО «Гарант-Н» в нарушение требований п.146 Инструкции не проведены ежеквартальные сверки за 2-й и 3-й кварталы 2017 года. Кроме того установлено, что в ООО ЧОО «Гарант-Н», в нарушение требований п.163 Инструкции оружие хранится в нечищеном виде, сведения о чистке оружия в учетной документации отсутствуют. Также установлено, что в нарушение требований п.п.127б и 133 в ООО ЧОО «Гарант-Н» книга проверки наличия и технического состояния оружия и патронов не ведется. В соответствии с информацией объект «КХО ООО ЧОО «Гарант-Н» снимался с охраны ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ, однако в учетной документации каких- либо отметок об этом не сделано».

Из жалобы законного представителя ООО ЧОО «Гарант-Н» ФИО1 следует, что он не согласен с вынесенным постановлением по делу. Согласно его доводам, должностное лицо Росгвардии необоснованно рассмотрело дело об административном правонарушении в его отсутствие. Извещения о месте и времени рассмотрения дела в ООО ЧОО «Гарант-Н» не поступали, согласия на СМС-информирование заявитель не давал и с ДД.ММ.ГГГГ не работал в связи со временной нетрудоспособностью. Постановление о возбуждении производства по делу об административном правонарушении вынесено спустя более месяца после выявленного правонарушения, что является нарушением ст.ст.28.4 и 28.5 КоАП РФ. Вопреки выводам обжалуемого постановления, сверка наличия оружия и патронов учетным записям была запланирована на ДД.ММ.ГГГГ и проведена, что подтверждается соответствующими документами по ООО. В этот день комната хранения оружия снималась с сигнализации. Вывод о том, что оружие хранится в нечищеном и несмазанном состоянии не соответствует действительности. Книга проверки наличия и технического состояния оружия и патронов ведется и зарегистрирована в ЛРР с ДД.ММ.ГГГГ. ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ комната хранения оружия вскрывалась с связи с поступлением на пульт пожарного диспетчера информации о срабатывании пожарного датчика. Срок привлечения к административной ответственности по выявленному правонарушению на момент рассмотрения дела истек. В вынесенном по делу постановлении не указан порядок его обжалования.

С учетом изложенного ФИО1 просит постановление начальника ОЛРР по г.Иваново Управления Росгвардии по Ивановской области ФИО4 от ДД.ММ.ГГГГ отменить, а производство по делу прекратить.

В судебном заседании законный представитель ООО ЧОО «Гарант-Н» ФИО1 и защитник Волченков М.Е. поддержали доводы жалобы и просили суд ее удовлетворить.

Начальник ОЛРР по г.Иваново Управления Росгвардии по Ивановской области ФИО4 возражал против удовлетворения жалобы ФИО1, полагая, что уклоняясь от получения уведомлений о месте и времени рассмотрения дела он пытается избежать административной ответственности. Его организация зарегистрирована по адресу, где находится большое количество других учреждений. С учетом отсутствия официальных сведений о номере его офиса работники почты могли не найти фирму.

Прокурор Степанова Я.С. затруднилась что-либо пояснить о порядке извещения ООО ЧОО «Гарант-Н» о месте и времени рассмотрения вопроса о возбуждении дела об административном правонарушении.

Доводы жалобы проверяются судом второй инстанции на основании материалов дела об административном правонарушении и дополнительно представленным сведениям. При этом, согласно ч.3 ст.30.6 КоАП РФ, судья не связан доводами жалобы и проверяет дело в полном объеме.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, рассмотрев доводы жалобы и заслушав участвующих в деле лиц суд приходит к следующим выводам:

Согласно ст.24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

Исходя из положений ч.1 ст.1.6 КоАП РФ обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

Согласно ст.25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с КоАП РФ.

Дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, предусмотренных ч.3 ст.28.6 КоАП РФ, либо если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Лица, участвующие в производстве по делу об административном правонарушении, а также свидетели, эксперты, специалисты и переводчики извещаются или вызываются в суд, орган или к должностному лицу, в производстве которых находится дело, заказным письмом с уведомлением о вручении, повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование извещения или вызова и его вручение адресату (ч.1 ст.25.15 КоАП РФ).

Согласно материалам дела, о месте и времени рассмотрения дела ООО ЧОО «Гарант-Н» было извещено повесткой, направленной заказной почтой за 2 дня до рассмотрения дела. Согласно отчету об отслеживании этого почтового отправления с официального сайта ФГУП «Почта России», оно представителем ООО ЧОО «Гарант-Н» не получено и попыток его вручения почтовой организацией предпринято не было.

Уведомление юридического лица о месте и времени рассмотрения дела в отношении его путем направления СМС-извещения его законному представителю, при отсутствие согласия на подобное информирование, надлежащим извещением о месте и времени рассмотрения дела являться не может. Тем более, что в указанный период времени ФИО1, как руководитель ООО ЧОО «Гарант-Н» своих полномочий временно не исполнял, а к ответственности привлекалось само юридическое лицо.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о нарушении должностным лицом Росгвардии права на защиту ООО ЧОО «Гарант-Н», которое выразилось в лишении его представителя права на участие в рассмотрении дела.

Кроме этого, были допущены аналогичные нарушения при вынесении прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении ДД.ММ.ГГГГ, которое выразилось в нарушении требований ч.2 ст.28.4 и ч.4.1 ст.28.2 КоАП РФ. Так, в материалах дела содержатся сведения об извещении представителя ООО ЧОО «Гарант-Н» о рассмотрении вопроса о возбуждении дела об административном правонарушении в 10.00 час. ДД.ММ.ГГГГ в помещении прокуратуры Ленинского района г.Иваново. Однако дело возбуждено ДД.ММ.ГГГГ. Каких-либо сведений об извещении представителя ООО ЧОО «Гарант-Н» о необходимости явки в прокуратуру ДД.ММ.ГГГГ в материалах дела не имеется.

Допущенные должностными лицами прокуратуры и Росгвардии нарушения процессуальных требований являются существенными, которые не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, в связи с чем вынесенное ДД.ММ.ГГГГ постановление по делу об административном правонарушении является незаконным и подлежит отмене. В связи с этим суд не дает правовой оценки другим доводам заявителя ФИО1 и возражениям на них со стороны представителя Росгвардии ФИО4

С учетом истечения срока давности привлечения к административной ответственности за рассматриваемое правонарушение, дело в отношении ООО ЧОО «Гарант-Н» подлежит прекращению на основании п.6 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ. Представленные суду материалы дела об административном правонарушении, содержащие копию книги проверки наличия и технического состояния оружия и патронов ООО ЧОО «Гарант-Н», копию книги номерного учета и персонального закрепления оружия и патронов ООО ЧОО «Гарант-Н», сведения Росгвардии о взятии на охрану и снятии с нее оружейной комнаты ООО ЧОО «Гарант-Н» и другие материалы, не позволяют суду сделать вывод об отсутствии события или состава административного правонарушения.

На основании изложенного и руководствуясь п.3 ч.1 ст.30.7 КоАП РФ суд

Р Е Ш И Л :

Жалобу ФИО1 удовлетворить.

Постановление начальника ОЛРР по г.Иваново Управления Росгвардии по Ивановской области ФИО4 от 01 декабря 2017 года, которым ООО ЧОО «Гарант-Н» за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20.8 КоАП РФ, подвергнуто административному наказанию в виде штрафа в размере 150.000 рублей, отменить.

Дело об административном правонарушении в отношении ООО «ЧОО «Гарант-Н» прекратить на основании п.6 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ, то есть в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Судья Ленинского районного суда города Иваново Э.А. Богомолов

Арбитраж поддержал позицию ЧОП в вопросе самостоятельности охранных организаций в выборе вооружения своих охранников

В октябре 2017 года юристами охранной фирмы «Илир» из г. Красноярска на официальном сайте фирмы был опубликован правовой анализ законодательства в сфере частной охраной деятельности в РФ, в соответствии с которым было доказано, что заказчики охранных услуг не вправе устанавливать требования к охранным фирмам с каким оружием должны оказываться охранные услуги. Это вопрос является важным, так как путем установления соответствующих требований недобросовестные заказчики охранных услуг до настоящего времени ограничивают конкуренцию при проведении торгов в целях заключения контрактов с конкретными охранными фирмами. Благодаря данным требованиям для примера в Красноярском крае в период с 2011 года по 2017 год все контракты на охрану крупных бюджетных медицинских учреждений региона доставались по максимальной цене одной и той же охранной фирме с общим объемом заказанных услуг по данной схеме на сумму свыше 314 млн. рублей.

В августе 2017 года одним из крупнейших медицинских учреждений Красноярского края КГБУЗ «КМКБСМП им. Н.С. Карповича» (в народе больница БСМП) была размещена очередная закупка в форме конкурса охранных услуг в 2018 году. В конкурсной документации уже по отработанной централизованной схеме как обычно заказчиком было установлено, что на части постах физической охраны сотрудники охранной фирмы должны были быть вооружены оружием ограниченного поражения, а на части постах служебным оружием с нарезным стволом. Данное сочетание требуемого оружия у охранной фирмы должно было сузить количество потенциальных участников конкурса до нескольких охранных фирм, способных договориться между собой о не понижении цены при проведении самого конкурса.

На конкурсную документацию юристами охранной фирмы «Илир» была дважды подана жалоба в УФАС России по Красноярскому краю с требованием устранить требования заказчика, ограничивающие конкуренцию. Обе жалобы охранной фирмы «Илир» были признаны обоснованными, при этом жалоба подавалась дважды, так как по итогу первого решения антимонопольного органа, заказчик перефразировал конкурсную документацию, но сохранил указанные выше требования, ограничивающие конкуренцию.

Не согласившись с решениями антимонопольного органа, победителем конкурса охранной фирмой ООО «Региональный отряд специализированной охраны» они были оспорены в судебном порядке.

Решением Арбитражного суда Красноярского края по делу №А33-28575/2017 от 23.05.2018 года в удовлетворении жалоб было полностью отказано.

В основу решения судом был положен вывод, что право определения необходимого для оказания услуг количества оружия, его типы и виды, принадлежит охранной организации, а не субъектам охраны (заказчикам) в зависимости от предназначения такого оружия и имеющихся у субъектов охраны ресурсов.

 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Р Е Ш Е Н И Е

23 мая 2018 года Дело № А33-28575/2017

Красноярск

Резолютивная часть решения объявлена 16 мая 2018 года.

В полном объеме решение изготовлено 23 мая 2018 года.

Арбитражный суд Красноярского края в составе судьи Болуж Е.В.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Региональный отряд специализированной охраны» (ИНН 2460022529, ОГРН 1022402673556)

к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю (ИНН 2466009115, ОГРН 1022402675965) о признании недействительным и отмене решения Комиссии Красноярского УФАС России по контролю в сфере размещения закупок №1288 от 17.08.2017;

о признании недействительным и отмене решения Комиссии Красноярского УФАС России по контролю в сфере размещения закупок №1523 от 14.09.2017;

о признании недействительным и отмене предписания Комиссии Красноярского УФАС России №1288 от 17.08.2017;

о признании недействительным и отмене предписания Комиссии Красноярского УФАС России №1523 от 14.09.2017;

к Агентству государственного заказа Красноярского края

о признании незаконным извещения №0119200000117004056 от 23.08.2017 об отмене документов: протокола вскрытия конвертов с заявками на участие в открытом конкурсе и открытия доступа к поданным в форме электронных документов заявкам на участие в открытом конкурсе от 16.08.2017 №ПВК1; протокола рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе от 18.08.2017 №ПРО1, размещенных на сайте zakupki.gov.ru Агентством государственного заказа Красноярского края,

с привлечением к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора:

— ООО ЧОО «Илир»,

— КГБУЗ «КМКБСМП им. Н.С. Карповича» при участии:

от заявителя: Хранюк А.В., действующей на основании доверенности от 15.01.2018, паспорта,

от ответчика: Кирилловой А.А., действующей на основании доверенности от 09.01.2018 №6, служебного удостоверения,

от Агентства государственного заказа Красноярского края: Ушаковой Д.Е., действующей на основании доверенности от 10.01.2018 №10, паспорта,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания А.И. Селивановой, с использованием средств системы аудиозаписи,

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Региональный отряд специализированной охраны» обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю о признании незаконным и отмене решения от 17.08.2017 № 1288 в части; о признании незаконным и отмене решения от 14.09.2017 № 1523 в части; о признании незаконным извещения об отмене документов: протокола вскрытия конвертов с заявками на участие в открытом конкурсе и открытия доступа к поданным в форме электронных документов заявкам на участие в открытом конкурсе от 16.08.2017 № ПВК1, протокола рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе от 18.08.2017 № ПРО1, размещенного на сайте zakupki.gov.ru Агентством государственного заказа Красноярского края.

Заявление принято к производству суда. Определением от 05.12.2017 возбуждено производство по делу.

Определением от 17.01.2018 Агентство государственного заказа Красноярского края привлечено к участию в деле в качестве соответчика.

В судебном заседании представитель заявителя требования поддержал, сослался на доводы, изложенные в заявлении.

Представитель ответчиков в судебном заседании заявленные требования не признали, сослались на доводы, изложенные в письменных отзывах на заявление.

Третьи лица в судебное заседание не явились, извещены о месте и времени судебн ого разбирательства надлежащим образом. В соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебное заседание проводится в отсутствие представителей третьих лиц.

При рассмотрении дела установлены следующие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения спора.

В адрес Красноярского УФАС России поступила жалоба ООО ЧОО «Илир» от 10.08.2016 № 933 на действия уполномоченного органа при проведении открытого конкурса №ОКК 3107/17 «Оказание услуг по охране объектов КГБУЗ «КМКБСМП им. Н.С. Карповича» (далее — жалоба).

Жалоба подана в Красноярское УФАС России в срок, установленный частью 4 статьи 105 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной Системе), соответствует требованиям частей 8, 9, 10 статьи 105 указанного закона. В связи с этим жалоба была принята Красноярским УФАС России к рассмотрению.

Существо жалобы: составление документации о проведении конкурса с нарушением требований действующего законодательства.

Из содержания жалобы следует, что ООО ЧОО «Илир» считает, что в документации установлено неправомерное требование к количеству и типу оружия, которым должен обладать исполнитель.

Рассмотрев существо жалобы, документы и сведения, представленные сторонами и размещенные на официальном сайте единой информационной системы в сфере закупок в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (далее — ЕИС), проведя внеплановую проверку определения поставщика (подрядчика, исполнителя) на предмет соответствия требованиям законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд, Комиссия установила следующие обстоятельства.

Уполномоченным органом, заказчиком были совершены действия по осуществлению закупки путем проведения открытого конкурса.

Предметом проводимой закупки является оказание услуг по охране объектов КГБУЗ «КМКБСМП им. Н.С. Карповича».

Из конкурсной документации следует, что участник закупки обязан иметь, в том числе лицензию на осуществление частной охранной деятельности или иной документ подтверждающий право участника оказывать услуги охраны.

В соответствии с разделом 3 технического задания, являющегося частью проекта контракта Заказчиком, уполномоченным органом установлены следующие требования к служебному оружию, необходимому для оказания услуг:

«Минимальное количество служебного оружия у сотрудников Исполнителя, требуемого для оказания услуг — 10 единиц, в т.ч. 5 единиц служебного огнестрельного оружия ограниченного поражения под патрон травматического действия отечественного производства при несении службы на постах, 3 единицы служебного огнестрельного гладкоствольного или нарезного короткоствольного оружия отечественного производства и/или служебного огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия отечественного производства для оказания услуг реагирования на тревожное сообщение группой быстрого реагирования, 2 единицы служебного огнестрельного гладкоствольного или нарезного короткоствольного оружия отечественного производства при выставлении дополнительных постов при возникновении чрезвычайной ситуации».

Проанализировав требования к служебному оружию, Комиссия установила, что такие требования противоречат нормам, установленным частью 3 статьи 33 Закона о контрактной системе, поскольку заказчик (уполномоченный орган) не вправе устанавливать требования к наличию у участников закупки (в том числе, победителя закупки) производственных мощностей, технологического оборудования, трудовых, финансовых и других ресурсов, необходимых для выполнения работы или оказания услуги, являющихся предметом контракта.

Кроме того, Комиссия отметила, что указанные нарушения противоречат принципу обеспечения конкуренции, закрепленному в статье 8 Закона о контрактной системе, согласно которой, в том числе, запрещается совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок любых действий, которые противоречат требованиям Закона о контрактной системе, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок.

Ввиду изложенного Комиссия пришла к выводу, что действия заказчика и уполномоченного органа по установлению вышеуказанных требований к участнику закупки

— победителю такой закупки не подлежат признанию надлежащим исполнением требований статьи 50 Закона о контрактной системе, что также содержит признаки состава административного правонарушения, предусмотренного частью 4.2 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Таким образом, доводы жалобы, касающиеся неправомерного установления требований к оружию, признаны Комиссией обоснованными.

Относительно довода уполномоченного органа, касающегося того, что правилами оказания охранных услуг в виде вооруженной охраны имущества, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 14.08.1992 №587 установлено, что в случае оказания охранных услуг в виде вооруженной охраны имущества в договоре на оказание охранных услуг указываются виды, типы, модели и количество оружия, которое будет использоваться при осуществлении таких услуг, Комиссия отметила следующее. Из Закона РФ № 2487-1 и Постановления от 14.08.1992 №587 следует, что право выбора конкретного вида и типа оружия (из перечня, установленного Постановлением от 14.08.1992 № 587) принадлежит охранным организациям (участникам закупки), либо субъектам охраны (заказчикам), вследствие чего данная информация должна указываться в государственном контракте победителем конкурса (исходя из имеющихся у него ресурсов, с учетом требований Постановления от 14.08.1992 №587 и количества объектов охраны) либо заполняться заказчиком на этапе заключения контракта в соответствии с представленной в заявке победителя информацией.

На основании вышеизложенных обстоятельств, в результате рассмотрения жалобы по существу и проведения внеплановой проверки, руководствуясь частями 3, 15, 22 статьи 99, частью 8 статьи 106 Закона о контрактной системе, пунктом 3.34 Приказа ФАС России от 19.11.2014 727/14 «Об утверждении Административного регламента Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по рассмотрению жалоб на действия (бездействие) заказчика, уполномоченного органа, специализированной организации, конкурсной, котировочной или аукционной комиссии, оператора электронной площадки при определении поставщиков (подрядчиков, исполнителей) для обеспечения государственных и муниципальных нужд», Комиссия Красноярского УФАС России приняла решение от 17.08.2017 №1288, согласно которому решила:

— признать жалобу ОООО ЧОО «Илир» частично обоснованной;

— признать заказчика, уполномоченный орган нарушившими требования статьи 50 Закона о контрактной системе;

— выдать заказчику, уполномоченному органу предписание об устранении нарушений законодательства о контрактной системе, прав и законных интересов участников закупки путем внесения изменений в конкурсную документацию;

— конкурсной комиссии заказчика отменить все протоколы, составленные в ходе проведения конкурса. Продлить срок подачи заявок на участие в открытом конкурсе таким образом, чтобы с даты размещения в единой информационной системе изменений в конкурсную документацию до даты окончания срока подачи заявок на участие в открытом конкурсе этот срок составлял не менее, чем десять рабочих дней;

— передать материалы по жалобе уполномоченному должностному лицу Красноярского УФАС России для принятия решения о необходимости применения мер административного реагирования в отношении должностного лица заказчика, уполномоченного органа.

Предписанием от 17.08.2017 № 1288 Комиссия Красноярского УФАС России предписала совершить следующие действия, направленные на устранение нарушений законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд:

1. Конкурсной комиссии отменить все протоколы, составленные при проведении конкурса.

2. Заказчику, уполномоченному органу:

2.1 Вернуть участникам закупки ранее поданные заявки на участие в открытом конкурсе.

2.2. Уведомить участников закупки, подавших заявку на участие в открытом конкурсе, о прекращении действия таких заявок, поданных на участие в открытом конкурсе, и о возможности подать новые заявки на участие в открытом конкурсе.

2.3. Вернуть участникам открытого конкурса, подавшим заявки на участие, перечисленные ими в качестве обеспечения заявки на участия в открытом конкурсе денежные средства в размере обеспечения заявки на участие в открытом конкурсе.

2.4. Привести документацию об открытом конкурсе в соответствие с требованиями законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок и с учетом, выводов, содержащихся в решении Комиссии от 17.09.2017 №1288 и разместить соответствующую документацию в единой информационной системе.

2.5. Назначить новую дату окончания срока подачи заявок на участие в открытом конкурсе, дату вскрытия конвертов с заявками, дату рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе, а также разместить в единой информационной системе информацию о новых датах открытого конкурса. При этом срок подачи заявок на участие в открытом конкурсе должен быть продлен таким образом, чтобы с даты размещения в единой информационной системе таких изменений до даты окончания срока подачи заявок на участие в открытом конкурсе этот срок составлял не менее, чем десять рабочих дней.

3. Заказчику, уполномоченному органу, конкурсной комиссии осуществить дальнейшее проведение процедуры определения поставщика (подрядчика, исполнителя) в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок и с учетом, выводов, содержащихся в решении Комиссии от 17.09.2017 № 1288.

Об исполнении предписания сообщить в адрес Красноярского УФАС России в течение 20 дней с момента получения настоящего предписания путем представления сведений с приложением подтверждений о размещении в единой информационной системе документации об открытом конкурсе с внесенными изменениями или решения заказчика об отказе от проведения открытого конкурса (в том числе, в связи с отсутствием потребности).

23.08.2017 Агентством государственного заказа Красноярского края вынесено извещение №0119200000117004056 об отмене документов: протокол вскрытия конвертов с заявками на участие в открытом конкурсе и открытия доступа к поданным в форме электронных документов заявкам на участие в открытом конкурсе от 16.08.2017 №ПВК1; протокол рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе от 18.08.2017 №ПРО1, размещенные на сайте zakupki.gov.ru Агентством государственного заказа Красноярского края.

08.09.2017 в адрес Красноярского УФАС России поступила жалоба ООО ЧОО «Илир» от 08.09.2017 № 1004 на действия уполномоченного органа, заказчика при проведении открытого конкурса № ОК 3107/17 «Оказание услуг по охране объектов КГБУЗ «КМКБСМП им. Н.С. Карповича» ( (далее — жалоба).

Жалоба подана в Красноярское УФАС России в срок, установленный частью 4 статьи 105 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной системе), соответствует требованиям частей 8, 9, 10 статьи 105 указанного закона. В связи с этим жалоба была принята Красноярским УФАС России к рассмотрению.

Существо жалобы: составление документации о проведении конкурса с нарушением требований действующего законодательства.

Из содержания жалобы следует, что, во-первых, в документации установлено неправомерное требование к конкретному типу оружия, которым должен обладать исполнитель; во-вторых, в документации установлены ограничивающие конкуренцию критерии сопоставимости объема услуг, подтверждающие наличие у участника опыта по успешному оказанию услуг сопоставимого объема.

Рассмотрев существо жалобы, документы и сведения, представленные сторонами и размещенные на официальном сайте единой информационной системы в сфере закупок в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (далее — ЕИС), проведя внеплановую проверку определения поставщика (подрядчика, исполнителя) на предмет соответствия требованиям законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд, Комиссия установила следующие обстоятельства.

Из конкурсной документации следует, что участник закупки обязан иметь, в том числе лицензию на осуществление частной охранной деятельности или иной документ подтверждающий право участника оказывать услуги охраны.

В соответствии с техническим заданием, являющимся частью проекта контракта заказчиком, уполномоченным органом установлены требования к исполнителю (то есть к участнику конкурса, ставшему победителем такого конкурса):

«Исполнитель оказывает услуги охраны включающие в себя: обеспечение сотрудников охраны со служебным огнестрельным оружием ограниченного поражения с патронами травматического действия отечественного производства, специальными средствами, электрошоковыми устройствами, средствами связи (радиостанция, мобильные телефоны), ручными фонарями».

Проанализировав требования к служебному оружию, которым должны быть обеспечены сотрудники охраны исполнителя (участника закупки, ставшего победителем), Комиссия установила, что такие требования противоречат нормам, установленным частью 3 статьи 33 Закона о контрактной системе, поскольку заказчик (уполномоченный орган) не вправе устанавливать требования к наличию у участников закупки (в том числе, победителя закупки) производственных мощностей, технологического оборудования, трудовых, финансовых и других ресурсов, необходимых для выполнения работы или оказания услуги, являющихся предметом контракта (требования к наличию конкретного типа служебного оружия в то время, как из Постановления № 587 следует равноценность и равноприменимость поименованного в нем служебного оружия (огнестрельное гладкоствольное и нарезное короткоствольное оружие отечественного производства, огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие отечественного производства, огнестрельное оружие ограниченного поражения отечественного производства).

Кроме того, Комиссия отметила, что указанные нарушения противоречат принципу обеспечения конкуренции, закрепленному в статье 8 Закона о контрактной системе, согласно которой, в том числе запрещается совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок любых действий, которые противоречат требованиям Закона о контрактной системе, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок.

Ввиду изложенного, Комиссия пришла к выводу, что действия заказчика и уполномоченного органа по установлению вышеуказанных требований к участнику закупки

— победителю такой закупки не подлежат признанию надлежащим исполнением требований пункта 1 части 1 статьи 50 Закона о контрактной системе, что также содержит признаки состава административного правонарушения, предусмотренного частью 4.2 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Таким образом, доводы жалобы, касающиеся неправомерного установления требований к оружию, признаны Комиссией обоснованными. Право выбора, в том числе конкретного типа служебной оружия (из перечня, установленного Постановлением от 14.08.1992 №587) принадлежат охранным организациям (участникам закупки), а не субъектам охраны (заказчика), вследствие чего данная информация должна указываться в государственном контракте победителем конкурса (исходя из имеющихся у него ресурсов, с учетом требований Постановления от 14.08.1992 №587 и количества объектов охраны) либо заполняться заказчиком на этапе Заключения контракта в соответствии с представленной в заявке победителя информацией.

Проанализировав конкурсную документацию, Комиссия установила, что в состав конкурсной Документации включена инструкция по подготовке заявок на участие в открытом конкурсе (далее — Инструкция). Критерии определения оценки заявок на участие в Конкурсе вписаны в разделе 11 Инструкции, в соответствии с которыми:

Цена контракта — величина значимости составляет 60 %;

Квалификация участников закупки, в том числе наличие у них финансовых ресурсов, оборудования и других материальных ресурсов, принадлежащих им на праве собственности или на ином законном основании, опыта работы, связанного с предметом контракта, и деловой репутации, специалистов и иных работников определенного уровня квалификации — величина значимости составляет 40 %.

При этом, установлены следующие показатели нестоимостного критерия оценки «квалификация участников закупки, в том числе наличие у них финансовых ресурсов, оборудования и других материальных ресурсов, принадлежащих им на праве собственности или на ином законном основании, опыта работы, связанного с предметом контракта, и деловой репутации, специалистов и иных работников определенного уровня квалификации»:

— квалификация трудовых ресурсов (руководителей и ключевых специалистов), предлагаемых для выполнения работ;

— опыт участника по успешному выполнению работ сопоставимого характера и объема

— обеспеченность участника закупки материально-техническими ресурсами в части наличия у участника закупки собственных или арендованных производственных мощностей, технологического оборудования, необходимых для выполнения работ, оказания услуг.

Согласно Инструкции, оценка по показателю «опыт участника по успешному выполнению работ сопоставимого характера и объема» осуществляется на основании предоставленной участником закупки информации об исполненных за последние 5 лет договорах или контрактах на оказание услуг по физической охране и охране с помощью ПЦН и КТС объектов социального назначения. Сопоставимым объемом считается стоимость услуг (по каждому договору/контракту), которая должна составлять не менее 10% от начальной (максимальной) цены контракта (1 788 300,00 рублей).

Комиссия отметила, что согласно подпункту 6 части 2 статьи 51 Закона о контрактной системе, в случае, если в конкурсной документации указан такой критерий оценки заявок на участие в конкурсе, как квалификация участника открытого конкурса, заявка участника открытого конкурса может содержать также документы, подтверждающие его квалификацию, при этом отсутствие указанных документов не является основанием для признания заявки не соответствующей требованиям Закона о контрактной системе. При этом, из части 8 статьи 63 Закона о контрактной системе следует, что победителем конкурса признается участник конкурса, который предложил лучшие условия исполнения контракта на основе критериев, указанных в конкурсной документации, и заявке на участие в конкурсе которого присвоен первый номер.

Из изложенного следует, что требования о предоставлении сведений и документов, подтверждающих квалификацию участников закупки (в том числе наличие у них финансовых ресурсов, оборудования и других материальных ресурсов, принадлежащих им на праве собственности или на ином законном основании, опыта работы, связанного с предметом контракта, и деловой репутации, специалистов и иных работников определенного уровня квалификации) установлены в конкурсной документации с целью выявления предложения с лучшими условиями исполнения контракта (что следует из прямого назначения такого способа определения поставщика (подрядчика, исполнителя), как «открытый конкурс»), при этом не предоставление таких сведений и документов не является основанием для отклонения заявки.

Таким образом, учитывая, что критерий сопоставимости объема услуг, подтверждающих наличие у участника опыта по успешному оказанию услуг сопоставимого объема установлен заказчиком, уполномоченным органом в пределах начальной (максимальной) цены контракта и учитывая вышеуказанные нормы Закона о контрактной системе, Комиссия приходит к выводу, что установленный в конкурсной документации критерий сопоставимости объема услуг, подтверждающих наличие у участника опыта по успешному оказанию услуг сопоставимого объема, принципу обеспечения конкуренции, установленному в статье 8 Закона о контрактной системе, не противоречит.

Ввиду изложенного, довод жалобы, касающийся критерия сопоставимости объема услуг, подтверждающих наличие у участника опыта по успешному оказанию услуг сопоставимого объема, признан Комиссией необоснованным.

На основании вышеизложенных обстоятельств, в результате рассмотрения жалобы по существу и проведения внеплановой проверки, руководствуясь частями 3, 15, 22 статьи 99, частью 8 статьи 106 Закона о контрактной системе, пунктом 3.34 Приказа ФАС России от 19.11.2014 727/14 «Об утверждении Административного регламента Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по рассмотрению жалоб на действия (бездействие) заказчика, уполномоченного органа, специализированной организации, конкурсной, котировочной или аукционной комиссии, оператора электронной площадки при определении поставщиков (подрядчиков, исполнителей) для обеспечения государственных и муниципальных нужд», Комиссия Красноярского УФАС России приняла решение от 14.09.2017 № 1523, которым решила:

— признать жалобу ООО ЧОО «Илир» частично обоснованной;

— признать заказчика, уполномоченный орган нарушившими требования статьи 50 Закон о контрактной системе;

— выдать заказчику, уполномоченному органу предписание об устранении нарушений законодательства о контрактной системе, прав и законных интересов участников закупки путем внесения изменений в конкурсную документацию;

— конкурсной комиссии заказчика отменить все протоколы, составленные в ходе проведения конкурса. Продлить срок подачи заявок на участие в открытом конкурсе таким образом, чтобы с даты размещения в единой информационной системе изменений в конкурсную документацию до даты окончания срока подачи заявок на участие в открытом конкурсе этот срок составлял не менее, чем десять рабочих дней;

— передать материалы по жалобе уполномоченному должностному лицу Красноярского УФАС России для принятия решения о необходимости применения мер административного реагирования в отношении должностного лица заказчика, уполномоченного органа.

Предписанием от 14.09.2017 № 1523 Комиссия Красноярского УФАС России предписала совершить следующие действия, направленные на устранение нарушений законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд:

1. Конкурсной комиссии отменить все протоколы, составленные при проведении конкурса.

2. Заказчику, уполномоченному органу:

2.1. Вернуть участникам закупки ранее поданные заявки на участие в открытом конкурсе.

2.2. Уведомить участников закупки, подавших заявку на участие в открытом конкурсе, о прекращении действия таких заявок, поданных на участие в открытом конкурсе, и о возможности подать новые заявки на участие в открытом конкурсе.

2.3. Вернуть участникам открытого конкурса, подавшим заявки на участие, перечисленные ими в качестве обеспечения заявки на участия в открытом конкурсе денежные средства в размере обеспечения заявки на участие в открытом конкурсе.

2.4. Привести документацию об открытом конкурсе в соответствие с требованиями законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок и с учетом, выводов, содержащихся в решении Комиссии от 14.09.2017 №1523 и разместить соответствующую документацию в единой информационной системе.

2.5. Назначить новую дату окончания срока подачи заявок на участие в открытом конкурсе, дату вскрытия конвертов с заявками, дату рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе, а также разместить в единой информационной системе информацию о новых датах открытого конкурса. При этом срок подачи заявок на участие в открытом конкурсе должен быть продлен таким образом, чтобы с даты размещения в единой информационной системе таких изменений до даты окончания срока подачи заявок на участие в открытом конкурсе этот срок составлял не менее, чем десять рабочих дней.

3. Заказчику, уполномоченному органу, конкурсной комиссии осуществить дальнейшее проведение процедуры определения поставщика (подрядчика, исполнителя) в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок и с учетом, выводов, содержащихся в решении Комиссии от 14.09.2017 №1523.

Об исполнении предписания сообщить в адрес Красноярского УФАС России в течение 20 дней с момента получения настоящего предписания путем представления сведений с приложением подтверждений о размещении в единой информационной системе документации об открытом конкурсе с внесенными изменениями или решения заказчика об отказе от проведения открытого конкурса (в том числе, в связи с отсутствием потребности).

Полагая, что решение №1288 от 17.08.2017; решение №1523 от 14.09.2017; предписание №1288 от 17.08.2017; предписание №1523 от 14.09.2017; извещения №0119200000117004056 от 23.08.2017 об отмене документов: протокола вскрытия конвертов с заявками на участие в открытом конкурсе и открытия доступа к поданным в форме электронных документов заявкам на участие в открытом конкурсе от 16.08.2017 №ПВК1; протокола рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе от 18.08.2017 №ПРО1, размещенных на сайте zakupki.gov.ru Агентством государственного заказа Красноярского края, противоречат требованиям нормативных актов и нарушают его права, заявитель обратился в Арбитражный суд Красноярского края с настоящим заявлением.

Исследовав и оценив представленные доказательства, доводы лиц, участвующих в деле, арбитражный суд пришел к следующим выводам.

Из содержания статей 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) следует, что для признания оспариваемого ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными, суд должен установить наличие одновременно двух условий:

— оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту,

— оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

При этом, исходя из правил распределения бремени доказывания, установленных статьями 65, 198, 200 АПК РФ, обязанность доказывания факта нарушения своих прав и законных интересов возлагается на заявителя.

В соответствии с частью 1 статьи 105, частью 8 статьи 106 Федерального закона от 05.04.2013 №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о контрактной системе), пунктами 1, 4, 5.3.9 Положения о Федеральной антимонопольной службе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 №331, пунктами 5.6, 4.1.7 Положения о территориальном органе Федеральной антимонопольной службы, утвержденного приказом Федеральной антимонопольной службы от 26.01.2011 №30, суд приходит к выводу о том, что оспариваемые решения и предписания вынесены уполномоченным органом в пределах предоставленной компетенции.

Согласно материалам дела, уполномоченным органом, заказчиком были совершены действия по осуществлению закупки путем проведения открытого конкурса. Предметом проводимой закупки является оказание услуг по охране объектов КГБУЗ «КМКБСМЖ им. Н.С. Карповича.

Правовую основу частной охранной деятельности составляет, в том числе, Закон РФ от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации.

Согласно статье 16 Закона РФ № 2487-1 в ходе осуществления частной охранной деятельности разрешается применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие только в случаях и порядке, предусмотренных Законом РФ № 2487-1. Виды, типы, модели, количество огнестрельного оружия и патронов к нему, порядок их приобретения и обращения, а также виды и модели специальных средств, порядок их приобретения, учета, хранения и ношения регламентируются Правительством Российской Федерации. Норма обеспечения служебным огнестрельным оружием определяется с учетом потребности в нем, связанной с оказанием охранных услуг, и не может быть более одной единицы на двух частных охранников.

Перечень видов вооружения охранников, нормы обеспечения частных охранных организаций оружием и патронами и правила оказания охранных услуг в виде вооруженной охраны имущества установлены Постановлением правительства РФ от 14.08.1992 № 587 «Вопросы частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности».

Согласно материалам дела, антимонопольный орган в оспариваемых решениях, пришел к выводу, что законодатель установил перечень возможных видов вооружения охранников и нормы обеспечения в зависимости от вида и типа оружия, при этом, право выбора конкретного вида и типа оружия (из перечня, установленного Постановлением № 587) принадлежит охранной организации, а не субъектам охраны (заказчикам) в зависимости от предназначения такого оружия и имеющихся у субъектов охраны ресурсов с учетом требований, в том числе Закона РФ № 2487-1, Постановления Правительства РФ от 14.08.1992 № 587, Федерального закона от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии». При этом, из Постановления следует равноценность и равноприменимость оружия, установленного законодателем в таком перечне, в частности типов служебного оружия, поскольку из Постановления однозначно следует, что в качестве служебного оружия может быть использовано огнестрельное гладкоствольное и нарезное короткоствольное оружие отечественного производства или огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие отечественного производства, или огнестрельное оружие ограниченного поражения отечественного производства.

Отношения, направленные на обеспечение государственных и муниципальных нужд в целях повышения эффективности, результативности осуществления закупок товаров, работ, услуг, обеспечения гласности и прозрачности осуществления таких закупок, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере таких закупок, в том числе в части планирования закупок товаров, работ, услуг, а также определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) являются предметом правового регулирования Закона о контрактной системе от 05.04.2014 № 44-ФЗ (пункты 1, 2 части 1 статьи 1).

Статьей 50 Закона о контрактной системе установлены требования к содержанию конкурсной документации, в том числе установлено, что конкурсная документация должна содержать наименование и описание объекта закупки и условий контракта в соответствии со статьей 33 Закона о контрактной системе.

При этом, согласно части 3 статьи 33 Закона о контрактной системе не допускается включение в документацию о закупке требований к наличию у участников закупки производственных мощностей, технологического оборудования, трудовых, финансовых и других ресурсов, необходимых для производства товара, поставка которого является предметом контракта, для выполнения работы или оказания услуги, являющихся предметом контракта, за исключением случаев, если возможность установления таких требований к участнику закупки предусмотрена Законом о контрактной системе.

Согласно приложению № 1 к закупочной документации «Описание объекта закупки (работы или услуги)» заказчиком (уполномоченным органом) установлено следующее:

1. Наименование объекта закупки — Оказание услуг по охне объектов КГБУЗ КМКБСМП им. Н.С. Карповича.

2. Функциональный, качественные и технические характеристики — в соответствии с техническим заданием (Приложение №1 к контракту)

3. Объем выполняемых работ или оказываемых услуг (Приложение №1 к контракту).

Из изложенного следует, что характеристики объекта закупки и объем выполняемых работ или оказываемых услуг установлены в техническом задании (приложение №1 к контракту).

В соответствии с техническим заданием, являющимся частью проекта контракта заказчиком, уполномоченным органом установлены требования к исполнителю (то есть к участнику конкурса, который станет победителем такого конкурса с которым будет заключен контракт).

В техническом задании, которое рассматривалось Комиссией Красноярского УФАС России в рамках жалобы №1288: «Минимальное количество служебного оружия у сотрудников Исполнителя, требуемого для оказания услуг — 10 единиц, в т.ч. 5 единиц служебного огнестрельного оружия ограниченного поражения под патрон травматического действия отечественного производства при несении службы на постах, 3 единицы служебного огнестрельного гладкоствольного или нарезного короткоствольного оружия отечественного производства и/или служебного огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия отечественного производства для оказания услуг реагирования на тревожное сообщение группой быстрого реагирования, 2 единицы служебного огнестрельного гладкоствольного или нарезного короткоствольного оружия отечественного производства при выставлении дополнительных постов при возникновении чрезвычайной ситуации».

В техническом задании, которое рассматривалось Комиссией Красноярского УФАС России в рамках жалобы №1523: «Исполнитель оказывает услуги охраны включающие в себя: обеспечение сотрудников охраны со служебным огнестрельным оружием ограниченного поражения с патронами травматического действия отечественного производства, специальными средствами, электрошоковыми устройствами, средствами связи (радиостанция, мобильные телефоны), ручными фонарями».

Проанализировав вышеуказанные требования к служебному оружию, которым в соответствии с требованиями заказчика (уполномоченного органа) должны быть обеспечены сотрудники охраны исполнителя (участника закупки, ставшего победителем), антимонопольным органом обоснованно установлено, что такие требования противоречат нормам, установленным частью 3 статьи 33 Закона о контрактной системе, поскольку заказчик (уполномоченный орган) не вправе устанавливать требования к наличию у участников закупки (в том числе, победителя закупки) производственных мощностей, технологического оборудования, трудовых, финансовых и других ресурсов, необходимых для выполнения работы или оказания услуги, являющихся предметом контракта.

Из Постановления Правительства РФ от 14.08.1992 № 587 следует равноценность и равноприменимость поименованного в нем служебного оружия (огнестрельное гладкоствольное и нарезное короткоствольное оружие отечественного производства, огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие отечественного производства, огнестрельное оружие ограниченного поражения отечественного производства).

Таким образом, требования к наличию конкретного количества оружия, в том числе определенного типа, в то время, как право определения необходимого для оказания услуг количества оружия принадлежит охранной организации, а не субъектам охраны (заказчикам) в зависимости от предназначения такого оружия и имеющихся у субъектов охраны ресурсов с учетом требований, противоречит положениям части 3 статьи 33 Закона о контрактной системе.

Также антимонопольный орган обоснованно пришел к выводу, что указанные нарушения противоречат принципу обеспечения конкуренции, закрепленному в статье 8 Закона о контрактной системе, согласно которой, в том числе запрещается совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок любых действий, которые противоречат требованиям Закона о контрактной системе, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок.

Ввиду изложенного Комиссия Красноярского УФАС России правомерно пришла к выводу, что действия заказчика и уполномоченного органа, по установлению вышеуказанных требований к участнику закупки — победителю такой закупки, не подлежат признанию надлежащим исполнением требований пункта 1 части 1 статьи 50 Закона о контрактной системе.

Оспариваемые решения антимонопольного органа направлены на защиту прав участников закупки и направлены на обеспечение конкуренции между различными охранными предприятиями.

На основании вышеизложенного, антимонопольным органом правомерно приняты решение №1288 от 17.08.2017, решение №1523 от 14.09.2017 и вынесенные на основании указанных решений предписание №1288 от 17.08.2017, предписание №1523 от 14.09.2017.

Извещение №0119200000117004056 от 23.08.2017 об отмене документов: протокола вскрытия конвертов с заявками на участие в открытом конкурсе и открытия доступа к поданным в форме электронных документов заявкам на участие в открытом конкурсе от 16.08.2017 №ПВК1; протокола рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе от 18.08.2017 №ПРО1, вынесено Агентством государственного заказа Красноярского края во исполнение предписания №1288 от 17.08.2017, в связи с чем является законным.

Оспариваемые ненормативные акты не нарушают прав заявителя, являющегося одним из участников закупки.

На основании изложенного, суд не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

В соответствии с частью 3 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

Государственная пошлина за рассмотрение настоящего заявления составляет 9 000 руб., в связи с отказом в удовлетворении требований подлежит отнесению на заявителя. Настоящее решение выполнено в форме электронного документа, подписано усиленной квалифицированной электронной подписью судьи и считается направленным лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте суда в сети «Интернет».

По ходатайству лиц, участвующих в деле, копии решения на бумажном носителе могут быть направлены им в пятидневный срок со дня поступления соответствующего ходатайства заказным письмом с уведомлением о вручении или вручены им под расписку.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Красноярского края

РЕШИЛ:

В удовлетворении заявления общества с ограниченной ответственностью «Региональный отряд специализированной охраны» отказать.

Проверено на соответствие положениям Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Настоящее решение может быть обжаловано в течение месяца после его принятия путем подачи апелляционной жалобы в Третий арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Красноярского края.

Судья Е.В. Болуж

«Илир

Судебная практика: Должен ли директор охранного предприятия, имеющий удостоверение частного охранника, проходить периодическую проверку

Дело №12-3/2018(12-522/2017;)

Р Е Ш Е Н И Е

23 января 2018 года г.Бийск, ул.Ленина, 149

Судья Бийского городского суда Алтайского края Бабушкин С.А., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу Печенина ФИО на постановление сотрудника Росгвардии ОфП по <адрес> и Бийскому, Зональному, <адрес>м ФИО от ДД.ММ.ГГГГ №, которым Печенин ФИО, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, зарегистрированного и проживающего <адрес>, трудоустроенного директором ООО ЧОО «Контур» признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.4 ст.20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

У С Т А Н О В И Л:

Постановлением сотрудника Росгвардии ОфП по г.Бийску и Бийскому, Зональному, Солтонскому районам Ромашова Н.В. от ДД.ММ.ГГГГ №, которым Печенин ФИО, привлечен к административной ответственности в виде административного штрафа в размере 3000 рублей, за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.4 ст.20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее по тексту – КоАП РФ).

Печенин В.А. не согласился с принятым постановлением и подал жалобу, в которой просит признать незаконным и отменить оспариваемое постановление, производство по делу прекратить. Требования жалобы мотивированы тем, что заявитель привлечен к административной ответственности за то, что как охранник 6 разряда ООО ЧОО «Контур» в период с ДД.ММ.ГГГГ осуществлял охранные услуги с нарушением установленных законом требований, не выполнив обязанность по прохождению периодической проверки на пригодность к действиям, связанных с применением огнестрельного оружия и специальных средств, предусмотренных Приказом МВД России № от ДД.ММ.ГГГГ. Должностным лицом при рассмотрении дела не было учтено, что заявитель не является охранником 6 разряда, а состоит на должности директора ООО ЧОО «Контур» и не осуществляет охранную деятельность (услуги), соответственно и не обязан проходить периодические проверки.

В судебном заседании Печенин В.А. поддержал заявленные требования на доводах и по основаниям жалобы и дополнительно пояснил, что на должность директора охранного предприятия имеет право быть назначенным лицо имеющее удостоверение охранника в связи с чем, он и получил данное разрешение и удостоверение, но охранные услуги он не оказывает.

В судебном заседании руководитель Росгвардии ОфП по г.Бийску Ромашов Н.В. пояснил, что директор охранного предприятия может осуществлять охранные услуги как охранник и соответственно должен проходить периодические проверки. Печенин В.А. охранные услуги как охранник не оказывает, так как является директором, но привлечен к ответственности как охранник 6 разряда.

Выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела об административном правонарушении, доводы жалобу, прихожу к следующим выводам.

Проверив в соответствии с требованиями ч.3 ст. 30.6 КоАП РФ дело об административном правонарушении, нахожу указанную жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ к числу задач производства по делам об административных правонарушениях относится всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела.

Согласно ст. 26.1 КоАП РФ обстоятельствами, подлежащими выяснению по делу об административном правонарушении, являются: наличие события административного правонарушения, лицо, совершившее противоправные действия, за которые КоАП РФ или законом субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, виновность лица в совершении административного правонарушения, обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность, характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением, обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении.

В соответствии с ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными КоАП РФ, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

В силу ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ в протоколе об административном правонарушении указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о лице, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, фамилии, имена, отчества, адреса места жительства свидетелей и потерпевших, если имеются свидетели и потерпевшие, место, время совершения и событие административного правонарушения, статья закона, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение, объяснение физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых возбуждено дело, иные сведения, необходимые для разрешения дела.

Согласно ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ постановление об административном правонарушении должно быть мотивировано и содержать нормы права, в соответствии с которыми лицо привлекается к административной ответственности, и обстоятельства, установленные административным органом.

В соответствии с положениями ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Согласно ч.4 ст.20.16 КоАП РФ оказание частных детективных или охранных услуг, либо не предусмотренных законом, либо с нарушением установленных законом требований — влечет наложение административного штрафа на частных детективов (охранников) в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на руководителей частных охранных организаций — от трех тысяч до пяти тысяч рублей.

Из протокола об административном правонарушении 22 № от ДД.ММ.ГГГГ следует, что Печенин В.А. руководитель ООО ЧОО «Контур», охранник 6 разряда в нарушение ст.16 Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» от 11.03.1992 года №2487-1, охранник 6 разряда Печенин В.А. в период с 07.10.2017 года осуществлял (оказывал) охранные услуги с нарушением установленных законом требований, не выполнив обязанность по прохождению периодической проверки на пригодность к действиям связанных с применением огнестрельного оружия и специальных средств, предусмотренной Приказом МВД России №647 от 29.06.2012 года. Таким образом, охранник 6 разряда ООО ЧОО «Контур» Печенин В.А. совершил административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ч.4 ст.20.16 КоАП РФ.

С учетом изложенного следует, что правонарушение совершено физическим лицом – охранником 6 разряда ФИО1 в отношении которого и составлен протокол об административном правонарушении.

Согласно оспариваемому постановлению № по делу об административном правонарушении от ДД.ММ.ГГГГ к административной ответственности, за совершение административного правонарушения по ч.4 ст.20.16 КоАП РФ привлечен Печенин В.А., и назначено наказание в виде штрафа 3000 руб. В постановлении указано, что ДД.ММ.ГГГГ в 12 час. 10 мин. по адресу <адрес> Печенин В.А. осуществлял охранные услуги с нарушением установленных законных требований, невыполнение обязанностей по прохождению периодической проверки на пригодность к действиям связанным с применением огнестрельного оружия и специальных средств, тем самым совершил административное правонарушение по ч.4 ст.20.16 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Из протокола об административном правонарушении следует, что правонарушение совершено физическим лицом – охранником Печениным В.А., тогда как в постановлении административный штраф назначен в размере 3000 руб. исходя из санкции инкриминируемой статьи как руководителю частной охранной организации. В постановлении не указано в чем выразилось административное правонарушение, кто является субъектом правонарушения физическое лицо – охранник или руководитель ЧОО, какие нормы права, требования нарушены лицом привлекаемым к административной ответственности, не указаны обстоятельства установленные при рассмотрении дела, не мотивировано назначение наказания.

Такое рассмотрение дела не отвечает требованиям ст. ст. 24.1, 26.1 КоАП РФ о всестороннем, полном и объективном выяснении всех обстоятельств по делу.

При таких обстоятельствах постановление сотрудника Росгвардии ОфП по г.Бийску Ромашова Н.В. от ДД.ММ.ГГГГ № нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене.

В силу п. 6 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Согласно п.3 ч.1 ст.30.7 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьей 24.5 настоящего Кодекса.

Принимая во внимание, что вменяемое административное правонарушение совершено ДД.ММ.ГГГГ (как указано в постановлении), а установленный ст.4.5 КоАП РФ 2-месячный срок давности истек, то производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению по п. 6 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ, за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Руководствуясь ст. 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья

РЕШИЛ:

Жалобу Печенина ФИО удовлетворить.

Постановлением сотрудника Росгвардии ОфП по г.Бийску Ромашова Н.В. от ДД.ММ.ГГГГ № в отношении Печенина ФИО по ч.4 ст.20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях отменить, производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, за истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Решение может быть обжаловано в течение 10 суток со дня вручения или получения копии настоящего решения в Алтайский краевой суд через Бийский городской суд Алтайского края.

Судья С.А. Бабушкин

«Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц»
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.05.2018)
Верховным Судом РФ обобщена практика судов по вопросам заключения, изменения, расторжения и исполнения договоров, связанных с закупками юрлицПоясняется, в частности, что при разрешении споров, вытекающих из заключенных договоров, судами должны применяться нормы о закупках, толкуемые во взаимосвязи с положениями ГК РФ, а при отсутствии специальных норм непосредственно нормами ГК РФ. В рамках применения указанных норм судам также необходимо учитывать содержащиеся в Федеральном законе «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» принципы осуществления закупочной деятельности и особенности заключения, изменения, расторжения и исполнения отдельных видов договоров.Верховным Судом РФ выработаны следующие правовые позиции, в том числе:для целей информационного обеспечения закупки в документации о закупке должны содержаться достаточные сведения в том числе об объекте закупки, позволяющие потенциальному участнику сформировать свое предложение;при закупке работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объекта капитального строительства проектная документация подлежит размещению в составе документации о закупке;установление требований о выполнении контракта лично, без привлечения субподрядчиков, отвечающих потребностям и интересам заказчика, не может рассматриваться как ограничение круга потенциальных участников закупки;изменение договора, заключенного по правилам Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», которое повлияет на его условия по сравнению с условиями документации о закупке, имевшими существенное значение для формирования заявок, определения победителя, цены договора, не допускается;несоразмерность мер, установленных для заказчика в предписании антимонопольного органа, может служить основанием для вывода о незаконности предписания и признания его недействительным;в случае противоречия между содержанием положения о закупке и документации о закупке применению подлежит положение о закупке.

Суд признал незаконными действия Отдела Росгвардии по ЯНАО по проведению проверки в отношении ООО ЧОО «Илир»

Арбитражный суд ЯНАО при рассмотрении судебного спора акцентировал внимание на то, что проверка в отношении охранной организации лицензионным органом может быть проведена только с соблюдением требований и процедур, предусмотренных Федеральным законом от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее по тексту – Закон № 294-ФЗ).

При этом при проведении проверки в отношении охранной организации нельзя прикрываться иной проверкой в отношении самого заказчика охранных услуг не только самим лицензионным органом, но и иными надзорными органами, в том числе и прокурором.

Если сотрудники Росгвардии привлекается к прокурорской проверке прокурором, он в рамках данной проверки выступает исключительно в качестве специалиста и категорически не имеет права проводить собственные проверочные действия в отношении охранной организации под прикрытием прокурорской проверки!

Ранее охранная организация «Илир» уже неоднократно рассказывала, как в г. Салехарде сотрудники отдела Росгвардии по ЯНАО более трех лет закрывали глаза на незаконную охранную деятельность без лицензии местного охранного предприятия ООО ЧОО «Ратник» при охране бюджетных учреждений с массовым пребыванием людей. Это стало возможным благодаря тому, что данную охранную организацию возглавляет бывший сотрудник отдела лицензирования местной полиции некто Шашков Денис Сергеевич и имеющий в данной сфере обширные связи. Не имея необходимой лицензии, данное охранное предприятие сумело заработать на незаконных охранных услугах более 58 млн. рублей.

В январе 2018 года Охранная организация «Илир» из г. Красноярска по итогу аукциона одержала победу в аукционе на охранку объектов ГПБОУ ЯНАО «Ямальский многопрофильный колледж» в г. Салехард, которые до этого охраняли сотрудники ООО ЧОО «Ратник». Это сразу же в первые дни оказания охранных услуг повлекло в отношении Охранной организации «Илир» множество проверок со стороны Отдела Росгвардии по ЯНАО. При этом все действия местных гвардейцев осуществились в отношении «иногороднего охранного предприятия» с полным игнорированием всех требований закона при проведении проверочных мероприятий. При этом было очевидным, что эти действия были направлены не в целях обеспечения законности при оказании охранных услуг одному из крупнейших образовательных учреждений ЯНАО, а с целью устранения конкурента для местного охранного предприятия ООО ЧОО «Ратник».

Одна из таких проверок была проведена в отношении Охранной организации «Илир» на объектах ГПБОУ ЯНАО «Ямальский многопрофильный колледж» 18 января 2018 года. По итогу данной проверки в отношении сотрудников Охранной организации «Илир» было возбуждено пять административных дел по ч.4 ст. 20.16 КоАП РФ за оказание охранных услуг с нарушением закона с последующим привлечением всех к административной ответственности. Все эти до единого постановления о привлечении к административной ответственности сотрудников охранной организации «Илир» в последующем были признаны незаконными и отменены Салехардским городским судом. А сама проверка, проведенная гвардейцами 18 января 2018 года, была признана Арбитражный судом по ЯНАО незаконной, как проведенная с грубыми нарушениями требований Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее по тексту – Закон № 294-ФЗ).

На этом незаконные действия сотрудников отдела Росгвардии по ЯНАО в отношении охранной организации «Илир» не закончились.

25.01.2018 года на объектах ГПБОУ ЯНАО «Ямальский многопрофильный колледж» была проведена очередная проверка, но уже по инициативе прокуратуры ЯНАО. Данная прокурорская проверка проводилась в отношении самого колледжа, а прокурора интересовало соблюдение образовательным учреждением требований по антитеррористической защищенности объектов колледжа. Для проведения проверки прокурор привлек в качестве специалиста сотрудника отдела Росгвардии по ЯНАО.

Однако в рамках прокурорской проверки сотрудник отдела Росгвардии по ЯНАО провел собственные проверочные мероприятия в отношении охранной организации «Илир», что повлекло привлечение пятерых сотрудников охранной организации к административной ответственности по ч.4 ст. 20.16 КоАП РФ, а в адрес охранной организации вынесение предписания о нарушении лицензионных требований.

Посчитав вменяемые нарушения сотрудникам охранной организации и самому охранному предприятию абсурдными, они все были оспорены в судебном порядке. Все постановления о привлечении к ответственности сотрудников охранной организации по ч.4 ст. 20.16 КоАП РФ были признаны Салехардским городским судом незаконными и отменены, а сами проверочные действия сотрудника отдела Росгвардии по ЯНАО в рамках прокурорской проверки незаконными, но уже Арбитражным судом по ЯНАО!

Таким образом, Охранная организация «Илир» вследствие многочисленных судебных разбирательств добилась признание незаконными всех до единого проверок со стороны полиции, Росгвардии и прокуратуры, которым была подвергнута в январе 2018 года. По убеждению руководства охранной организации «Илир», все эти незаконные действия были направлены исключительно для создания проблем для иногороднего охранного предприятия в целях устранения конкуренции. Описанные события свидетельствуют не только о высоком уровне коррупции на рынке охранных услуг Ямало-Ненецкого автономного округа, но и о полном отсутствии прокурорского надзора в отношении местного отдела Росгвардии по ЯНАО!

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

г. Салехард

Дело № А81-854/2018

17 мая 2018 года

Резолютивная часть решения объявлена 16 мая 2018 года.

Решение в полном объеме изготовлено 17 мая 2018 года.

Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа в составе судьи Садретиновой Н.М., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Дегтяревой С.С., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Илир» (ИНН: 2463244329, ОГРН: 1132468010751) к Отделу Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу (ИНН: 8901034419, ОГРН: 1168901056367) о признании незаконной внеплановой проверки, проведенной сотрудниками отдела Росгвардии по Ямало-Ненецкому автономному округу в отношении общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Илир» 25.01.2018 на основании решения заместителя прокурора по ЯНАО № 2 от 25.01.2018,

при участии в судебном заседании:

от заявителя — директор ООО ЧОО «Илир» Мальчиков Е.С.,

от Отдела Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу – Меденций А.И. по доверенности от 15.03.2018 года;

от третьего лица — Прокуратуры ЯНАО — Кривошеева Е.Е., по доверенности от 10.04.2018 № 08-37-2018;

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Илир» (далее — Заявитель, ООО ЧОО «Илир») обратилось в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с заявлением к Отделу Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу (далее — Отдел Росгвардии по ЯНАО) о признании незаконной внеплановой проверки, проведенной сотрудниками отдела Росгвардии по Ямало-Ненецкому автономному округу в отношении общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Илир» 25.01.2018 на основании решения заместителя прокурора по ЯНАО № 2 от 25.01.2018.

27.03.2018 года ООО Частная охранная организация «Илир представило суду ходатайство об уточнении заявленных требований, в соответствии с которым просит признать незаконными действия отдела Росгвардии по Ямало-Ненецкому автономному округу по проведению 25.01.2018 года проверки в отношении ООО ЧОО «Илир» на предмет соблюдения лицензионных требований и требований законодательства о частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации при оказании охранных услуг на основании решения заместителя прокурора по ЯНАО №2 от 25.01.2018 года на объекте охраны по адресу г. Салехард, ул. Совхозная, 14.

Суд в силу ст. 49 АПК РФ принял ходатайство заявителя об уточнении заявленных требований к рассмотрению.

К настоящему судебному заседанию заявителем вновь представлено ходатайство об уточнении заявленных требований, в соответствии с которым ООО ЧОО «Илир» просит суд признать незаконной проверку, проведенную сотрудниками отдела Росгвардии по Ямало-Ненецкому автономному округу в отношении ООО ЧОО «Илир» 25.01.2018 года на основании решения заместителя прокурора по ЯНАО №2 от

25.01.2018 и недействительным предписание №656/9/2-137 от 29.01.2018 года, выданное обществу по результатам проверки, как несоответствующие Федеральному закону от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля».

Суд в силу ст. 49 АПК РФ принял ходатайство Общества об уточнении предъявленных требований к рассмотрению.

07.03.2018 от Отдела Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу в суд поступил отзыв на заявление, а так же ходатайство о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Прокуратуры ЯНАО.

Определением суда от 16 марта 2018 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Прокуратура ЯНАО.

11.04.2018 года от Прокуратуры ЯНАО в суд поступили возражения на доводы Общества, изложенные в заявлении.

13.04.2018 года на отзыв Прокуратуры ЯНАО со стороны заявителя в суд поступили возражения.

В судебном заседании представитель заявителя заявленные требования поддержал.

В судебном заседании представитель заинтересованного лица поддержал доводы, изложенные в отзыве на заявление, просил отказать в удовлетворении требования заявителя. А также представитель заинтересованного лица представил суду в судебном заседании копию приказа Отдела Федеральной службы войск национальной гвардии РФ по ЯНАО №152 от 16.05.2018 года, согласно которому приказано считать предписание, составленное в отношении ООО ЧОО «Илир» от 29.05.2018 года №656/9/2-137 незаконным и подлежащим отмене с 15 мая 2018 года.

Представитель прокуратуры высказала доводы, в соответствии с которыми считает требования Общества необоснованными, в том числе в виду отмены заинтересованным лицом оспариваемого предписания, просит в их удовлетворении отказать.

Заслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, оценив доказательства, доводы, изложенные в заявлении, отзыве на заявление, арбитражный суд установил следующие обстоятельства.

Как следует из материалов дела, 25.01.2018 года заместителем прокурора Ямало-Ненецкого автономного округа принято решение №2 о проведении проверки, в соответствии с которым решено провести проверку ГБПОУ ЯНАО «Ямальский многопрофильный колледж» по вопросу соблюдения антитеррористического законодательства в указанном учебном заведении. Проведение проверки поручено старшему помощнику прокурора ЯНАО, начальнику ПЦО ОВО по г. Салехарду филиала ФГКУ «УВО ВНГ России по ЯНАО и инспектору ЦЛРР ОФСВНГ России по ЯНАО.

Как утверждает заявитель, 25.01.2018 года на основании вышеуказанного решения заместителя прокурора по ЯНАО №2 от 25.01.2018 года о проверке здания ГБПОУ ЯНАО «ЯМК» по адресу г. Салехард, ул. Совхозная, 14, сотрудниками отдела Росгвардии по Ямало-Ненецкому автономному округу была проведена проверка ООО ЧОО «Илир» на предмет соблюдения лицензионных требований и требований законодательства о частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации при оказании охранных услуг для нужд ГБПОУ ЯНАО «ЯМК.

По мнению заявителя, проверка осуществлялась именно деятельности ООО ЧОО «Илир», какие-либо мероприятия иного контроля, в том числе и в отношении здания ГБПОУ ЯНАО «ЯМК», сотрудниками отдела Росгвардии по Ямало-Ненецкому автономному округу не проводились.

По итогам проверки в отношении некоторых должностных лиц ООО ЧОО «Илир» были возбуждены административные дела по ч.4 ст. 20.16 КоАП РФ (незаконная частная детективная или охранная деятельность), а также 29.01.2018 года директору ООО ЧОО «Илир» выдано предписание №656/9/2-137, в соответствии с которым предлагалось: 1)рассмотреть указанное предписание, 2)в кратчайшие сроки принять исчерпывающие меры по исключению выявленных фактов нарушений, 3)рекомендовано принять исчерпывающие меры по принятию на работу сотрудников, имеющих правовой статус охранника, подтвержденного удостоверением частного охранника.

ООО ЧОО «Илир», считая незаконными действия сотрудников отдела Росгвардии по Ямало-Ненецкому автономному округу по проведению проверки ООО ЧОО «Илир» 25.01.2018 года на предмет соблюдения лицензионных требований и требований законодательства о частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации при оказании охранных услуг для нужд ГБПОУ ЯНАО «ЯМК, обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконной проверки, проведенной сотрудниками отдела Росгвардии по Ямало-Ненецкому автономному округу в отношении ООО ЧОО «Илир» 25.01.2018 года на основании решения заместителя прокурора по ЯНАО №2 от 25.01.2018 и недействительным предписания №656/9/2-137 от 29.01.2018 года, выданного обществу по результатам проверки, как несоответствующие Федеральному закону от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля».

В силу части 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и пунктом 6 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что условиями принятия арбитражным судом решения о признании недействительными ненормативных правовых актов и незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов является наличие одновременно двух обязательных условий: несоответствие их закону или иному нормативному правовому акту, а также нарушение прав и законных интересов заявителя.

Согласно ч. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия) возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действие (бездействие).

Вместе с тем, статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации закрепляет принцип состязательности участников арбитражного процесса, согласно которому каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений.

Применительно к данной ситуации это означает, что если законность и обоснованность принятия оспариваемого акта, совершения оспариваемых действий (бездействия) должен доказывать орган государственной власти, то обязанность по доказыванию нарушения прав и законных интересов возлагается на заявителя.

Исходя из положений ст. 2 Федерального закона от 06 марта 2006 года N 35-ФЗ «О противодействии терроризму», одним из принципов противодействия терроризму в Российской Федерации являются обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина, приоритет защиты прав и законных интересов лиц, подвергающихся террористической опасности.

Под антитеррористической защищенностью объекта (территории) понимается состояние защищенности здания, строения, сооружения, иного объекта, места массового пребывания людей, препятствующее совершению террористического акта. При этом под местом массового пребывания людей понимается территория общего пользования поселения или городского округа, либо специально отведенная территория за их пределами, либо место общего пользования в здании, строении, сооружении, на ином объекте, на которых при определенных условиях может одновременно находиться более пятидесяти человек (п. 6 ст. 3 Федерального закона от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (далее — Закон о противодействии терроризму).

Постановлением Правительства РФ от 25.03.2015 N 272 утверждены Требования к антитеррористической защищенности мест массового пребывания людей (далее — Требования к местам МПЛ).

Пунктом 23 раздела IV Требований установлено, что все места массового пребывания людей независимо от установленной категории оборудуются:

а) системой видеонаблюдения;

б) системой оповещения и управления эвакуацией; в) системой освещения.

Согласно п. 24 раздела IV Требований, в целях поддержания правопорядка в местах массового пребывания людей организуется их физическая охрана.

В соответствии с пунктом 26 Требований к обеспечению физической охраны мест массового пребывания людей могут привлекаться различные общественные объединения и организации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, то есть подразумевается, что охрана должна осуществляться физическими силами ведомственной охраны, частных охранных организаций, иными организациями имеющими лицензию на ведение охранной деятельности.

Согласно пунктам 2 и 15 части 3 статьи 28 Федерального закона от 29 декабря 2012 года N 273-ФЗ «Об образовании в РФ» к компетенции образовательной организации в установленной сфере деятельности относятся материально-техническое обеспечение образовательной деятельности, оборудование помещений в соответствии с государственными и местными нормами и требованиями, в том числе в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, федеральными государственными требованиями, образовательными стандартами, создание необходимых условий для охраны и укрепления здоровья, организации питания обучающихся и работников образовательной организации.

Пунктом 2 части 6 указанной статьи предусмотрена обязанность образовательной организации осуществлять свою деятельность в соответствии с законодательством об образовании, в том числе создавать безопасные условия обучения, воспитания обучающихся, присмотр и уход за обучающимися, их содержание в соответствии с установленными нормами, обеспечивающими жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации.

Частью 7 статьи 28 Федерального закона «Об образовании в РФ» установлено, что образовательная организация несет ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке, в частности, за жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации.

Согласно пункту 8 части 1 статьи 41 Закона охрана здоровья обучающихся включает в себя, в том числе, обеспечение безопасности обучающихся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность.

Из приведенных положений Закона следует, что достижение цели обеспечения безопасности обучающихся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность, предполагает необходимость комплексного подхода к решению указанных задач, то есть конкретные меры по обеспечению безопасности в образовательном учреждении должны определяться с учетом результатов оценки уязвимости и защищенности объекта, наличия иных мер по предупреждению терроризма.

Таким образом, из приведенных выше норм закона следует, что они содержат императивные предписания в отношении образовательных учреждений.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее — Закон N 294-ФЗ), названный Закон устанавливает: 1) порядок организации и проведения проверок юридических лиц, индивидуальных предпринимателей органами, уполномоченными на осуществление государственного контроля (надзора), муниципального контроля (далее также — органы государственного контроля (надзора), органы муниципального контроля);

2)порядок взаимодействия органов, уполномоченных на осуществление государственного контроля (надзора), муниципального контроля, при организации и проведении проверок; 3) права и обязанности органов, уполномоченных на осуществление государственного контроля (надзора), муниципального контроля, их должностных лиц при проведении проверок; 4) права и обязанности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля, меры по защите их прав и законных интересов.

Положения Закона N 294-ФЗ, устанавливающие порядок организации и проведения проверок, не применяются при осуществлении прокурорского надзора (за исключением случаев проведения органами государственного контроля (надзора), органами муниципального контроля проверок по требованию прокурора), правосудия и проведении административного расследования.

В силу статей 21 и 22 Федерального закона РФ от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре РФ», предметом прокурорского надзора являются: соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, субъектами осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций; соответствие законам правовых актов, издаваемых органами и должностными лицами, указанными в настоящем пункте.

При осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы. Проверки исполнения законов проводятся на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором.

Прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе: требовать от руководителей и других должностных лиц указанных органов представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений; выделения специалистов для выяснения возникших вопросов; проведения проверок по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям, ревизий деятельности подконтрольных или подведомственных им организаций.

Таким образом, прокурор в рамках предоставленных ему законом полномочий вправе как потребовать от органа контроля и надзора проведения последними самостоятельных проверок, так и потребовать выделения специалистов для выяснения возникших вопросов.

При этом, в случае проведения государственным органом проверки по требованию прокуратуры, данный орган обязан соблюдать требования Федерального закона №294-ФЗ.

В части привлечения прокуратурой к проверке специалистов суд считает необходимым отметить следующее.

В абзаце шестом подпункта 5.4 описательной (мотивировочной) части Постановления Конституционного Суда РФ от 17.02.2015 N 2-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 6, пункта 2 статьи 21 и пункта 1 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» отмечено, что привлечение прокурором представителей (сотрудников) органа, уполномоченного на осуществление федерального государственного надзора за деятельностью некоммерческих организаций, к участию в проверке исполнения законов конкретной некоммерческой организацией обусловлено необходимостью придания этим сторонним лицам правового статуса специалистов, компетентных в решении вопросов, которые возникли или могут возникнуть в ходе прокурорской проверки, и не влечет изменение ее характера как проводимой именно в порядке реализации органами прокуратуры возложенных на них функций прокурорского надзора. При этом участие в проведении прокурорской проверки представителей (сотрудников) других государственных органов допускается именно в целях осуществления вспомогательных (экспертно-аналитических) функций и не предполагает самостоятельного осуществления ими проверочных действий в интересах соответствующих государственных органов, равно как и иных отступлений от установленных законодательством ограничений периодичности проводимых ими плановых контрольных мероприятий в отношении некоммерческих организаций.

Таким образом, привлеченные к прокурорской проверке специалисты при проведении данной проверки могут выступать только в качестве специалистов (консультантов, экспертов) для представителя прокуратуры по вопросам соблюдения действующего законодательства, и не имеют право проводить в рамках данной прокурорской проверки самостоятельных проверочных мероприятий.

Как установлено судом и следует из представленных сторонами в дело доказательств, 05.01.2018 года в адрес Прокурора ЯНАО поступило обращение гражданина Бутько В.А. – заместителя директора по безопасности Государственного бюджетного профессионального образовательного учреждения Ямало-Ненецкого автономного округа «Ямальский многопрофильный колледж», в котором должностное лицо образовательного учреждения сообщало о нарушениях со стороны ООО ЧОО «Илир» при исполнении государственного контракта на охрану помещений, имущества, жизни, здоровья учащихся, посетителей и сотрудников ГБПОУ ЯНАО «ЯМК» законодательства о частной и охранной деятельности.

В пределах предоставленных законом полномочий, 25.01.2018 года заместителем прокурора ЯНАО принято решение №2, в соответствии с которым решено провести проверку в ГБПОУ ЯНАО «Ямальский многопрофильный колледж» на предмет соблюдения антитеррористического законодательства в образовательном учреждении.

Проведение проверки поручено старшему помощнику прокурора ЯНАО, а также к проверке привлечены специалисты: начальник ПЦО ОВО по г. Салехарду филиала ФГКУ «УВО ВНГ России по ЯНАО и инспектор ЦЛРР ОФСВНГ России по ЯНАО.

По результатам указанной проверки Прокуратурой ЯНАО директору ГБПОУ ЯНАО «Ямальский многопрофильный колледж» выдано представление об устранении нарушений федерального законодательства.

Вместе с тем, как утверждает заявитель, и данные обстоятельства подтверждаются представленными ООО ЧОО «Илир» доказательствами, при проведении вышеуказанной проверки, привлеченные к ее проведению сотрудники Росгвардии фактически провели в отношении заявителя самостоятельные проверочные мероприятия по вопросу соблюдения лицензионных требований в части осуществляемой охранной деятельности, при этом нарушив порядок проведения данных проверок.

Так, в соответствии с частью 1, пунктом 1 части 2 ст.1 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее по тексту, Закон № 294-ФЗ) означенный Федеральный закон регулирует отношения в области организации и осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля и защиты прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля. Настоящим Федеральным законом устанавливаются, в том числе порядок организации и проведения проверок юридических лиц, индивидуальных предпринимателей органами, уполномоченными на осуществление государственного контроля (надзора), муниципального контроля.

Из пункта 2 части 2 ст.10 Закона № 294-ФЗ следует, что основанием для проведения внеплановой проверки является мотивированное представление должностного лица органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля по результатам анализа результатов мероприятий по контролю без взаимодействия с юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями, рассмотрения или предварительной проверки поступивших в органы государственного контроля (надзора), органы муниципального контроля обращений и заявлений граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, юридических лиц, информации от органов государственной власти, органов местного самоуправления, из средств массовой информации о следующих фактах возникновения угрозы причинения вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, безопасности государства, а также угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера (подпункт «а»).

В силу части 5 ст.10 Закона № 294-ФЗ внеплановая выездная проверка юридических лиц, индивидуальных предпринимателей может быть проведена по основанию, указанному в подпункте «а» пункта 2 части 2 настоящей статьи, органами государственного контроля (надзора), органами муниципального контроля после согласования с органом прокуратуры по месту осуществления деятельности таких юридических лиц, индивидуальных предпринимателей.

Согласно части 1 ст.14 Закона № 294-ФЗ проверка проводится на основании распоряжения или приказа руководителя, заместителя руководителя органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля. Типовая форма распоряжения или приказа руководителя, заместителя руководителя органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля устанавливается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации. Проверка может проводиться только должностным лицом или должностными лицами, которые указаны в распоряжении или приказе руководителя, заместителя руководителя органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля.

При этом частью 3 ст.14 Закона № 294-ФЗ установлено, что заверенные печатью копии распоряжения или приказа руководителя, заместителя руководителя органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля вручаются под роспись должностными лицами органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля, проводящими проверку, руководителю, иному должностному лицу или уполномоченному представителю юридического лица, индивидуальному предпринимателю, его уполномоченному представителю одновременно с предъявлением служебных удостоверений.

В соответствии с частью 1, пунктом 4 части 2 ст.20 Закона № 294-ФЗ результаты проверки, проведенной органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля с грубым нарушением установленных настоящим Федеральным законом требований к организации и проведению проверок, не могут являться доказательствами нарушения юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем обязательных требований и требований, установленных муниципальными правовыми актами, и подлежат отмене вышестоящим органом государственного контроля (надзора) или судом на основании заявления юридического лица, индивидуального предпринимателя (часть 1). К грубым нарушениям относится нарушение требований, предусмотренных, в том числе частью 1 ст.14 настоящего Федерального закона (в части проведения проверки без распоряжения или приказа руководителя, заместителя руководителя органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля) (пункт 4 части 2).

Кроме того, в соответствии с частью 1 статьи 16 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» по результатам проверки должностными лицами органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля, проводящими проверку, составляется акт по установленной форме в двух экземплярах. Типовая форма акта проверки устанавливается уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Акт проверки оформляется непосредственно после ее завершения в двух экземплярах, один из которых с копиями приложений вручается руководителю, иному должностному лицу или уполномоченному представителю юридического лица под расписку об ознакомлении либо об отказе в ознакомлении с актом проверки. В случае отсутствия руководителя, иного должностного лица или уполномоченного представителя юридического лица, а также в случае отказа проверяемого лица дать расписку об ознакомлении либо об отказе в ознакомлении с актом проверки акт направляется заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении, которое приобщается к экземпляру акта проверки, хранящемуся в деле органа государственного контроля (надзора) или органа муниципального контроля (часть 4 статьи 16 данного Закона).

Таким образом, закон вменяет в обязанность государственному органу ознакомление с актом проверки проверяемого лица.

При этом, в соответствии с пунктом 6 части 2 статьи 20 Федерального закона N 294-ФЗ к числу грубых нарушений, являющихся безусловным основанием для признания результатов проверки недействительными, является нарушение части 4 статьи 16 настоящего Федерального закона (в части непредставления акта проверки).

Из содержания представленного заявителем в материалы дела предписания заинтересованного лица от 29.01.2018 года №656/9/2-137 дословно следует, что согласно решению прокуратуры по ЯНАО №2 от 25.01.2018г., инспектором ЦЛРР была осуществлена проверка охранной деятельности ООО ЧОО «ИЛИР» в образовательном учреждении ГБПОУ ЯНАО «ЯМК», расположенном по адресу г.Салехард ул. Совхозная, д. 14.

В ходе проверки установлено, что 25.01.2018 года охрану объекта «ЯМК» осуществляли сотрудники предприятия ООО ЧОО «ИЛИР», а именно Даниев Ислам Абдулхаликович, Саламов Абдулл Саматович, Рабаданов Курбанкады Гаджиевич, Амиров Мабиула Тагирович и Константинов Сергей Николаевич, которые на момент проверки имели правовой статус охранника, подтверждённый удостоверением частного охранника, но осуществляли охрану, не имея личной карточки.

То есть Даниев И.А., Саламов А.С., Рабаданов К.Г., Амиров М.Т. и Константинов С.Н. осуществляли охранные функции с нарушением требований ст. 12, п. 5 ч. 2 ст. 12.1 Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11.03.1992г. №2481-1, чем совершили административное правонарушение, предусмотренное ч.4 ст.20.16 КоАП РФ…».

В соответствии с указанным ненормативным правовым актом государственного органа предлагалось рассмотреть предписание №656/9/2-137, в кратчайшие сроки принять исчерпывающие меры по исключению выявленных фактов нарушений, рекомендовано принять исчерпывающие меры по принятию на работу сотрудников, имеющих правовой статус охранника, подтвержденного удостоверением частного охранника.

Содержание вышеуказанного предписания свидетельствует о том, что 25.01.2018 года, в соответствии с решением прокуратуры ЯНАО №2 от 25.01.2018 года, в отношении ООО ЧОО «Илир» осуществлена проверка охранной деятельности ООО ЧОО «ИЛИР» в образовательном учреждении ГБПОУ ЯНАО «ЯМК», расположенном по адресу г.Салехард ул. Совхозная, д. 14. По результатам проверки ООО ЧОО «Илир» выдано предписание от 29.01.2018 года №656/9/2-137.

Более того, доказательством, свидетельствующим о проведении в отношении ООО ЧОО «Илир» проверочных мероприятий, требующих соблюдения норм и требований Закона №294-ФЗ является то обстоятельством, что 27.01.2018 года в отношении должностных лиц ООО ЧОО «Илир» (охранников) вынесены постановления о привлечении к административной ответственности по ч. 4 ст. 20.16 КоАП РФ.

Таким образом, в материалах дела нашли свое подтверждения доводы Общества о проведении заинтересованным лицом отдельной, самостоятельной проверки, отличной по составу проверяющих лиц либо по предмету от той проверки, которая была проведена 25.01.2018 года старшим помощником прокурора ЯНАО в отношении образовательного учреждения.

Доводы заинтересованного лица об обратном (о не проведении Росгвардией самостоятельной проверки в отношении ООО ЧОО «Илир», о не составлении каких-либо процессуальных документов по результатам проверки) подлежат отклонению как противоречащие установленным судом выше обстоятельствам и следующих из выданного Отделом Росгвардии по ЯНАО в отношении ООО ЧОО «Илир» предписания от 29.01.2018 года.

Как установлено судом выше, решение Прокуратуры ЯНАО №2 от 25.01.2018 года было принято в отношении иного хозяйствующего субъекта, а именно ГБПОУ ЯНАО «Ямальский многопрофильный колледж». В соответствии с указанным ненормативным правовым актом надзорного органа решено провести проверку в ГБПОУ ЯНАО «Ямальский многопрофильный колледж» на предмет соблюдения антитеррористического законодательства в образовательном учреждении.

То есть вышеуказанное решение прокуратуры ЯНАО не может являться основанием для проведения проверки ООО ЧОО «Илир» на предмет соблюдения лицензионного законодательства.

Иных решений, приказов, распоряжений о проведении в отношении ООО ЧОО «Илир» проверки в материалы дела заинтересованным лицом не представлено.

Непредставление доказательств того, что отдел Росгвардии издавал распоряжение о проведении внеплановой проверки в отношении заявителя, согласовывал такую проверку с органом прокуратуры, свидетельствует о нарушении заинтересованным лицом частей 1, 5 ст.14 Закона № 294-ФЗ.

Также в материалы дела не представлен акт проверки, что является нарушением части 4 ст.16 Закона № 294-ФЗ.

Проведение проверки без распоряжения о проведении проверки, без согласования с органами прокуратуры и без составления акта проверки в силу пунктов 2, 4, 6 части 2 статьи 20 Закона № 294-ФЗ являются грубыми нарушениями процедуры проведения проверки.

По смыслу статьи 17 Закона № 294-ФЗ предписание выдается в случае установления при проведении контрольно-надзорным органом соответствующей проверки нарушений обязательных требований действующего законодательства в целях их устранения.

Предписание об устранении нарушений обязательных требований представляет собой ненормативный правовой акт должностного лица, уполномоченного на осуществление государственного (муниципального) надзора, выявившего соответствующие нарушения, возлагающий на лицо, в деятельности которого эти нарушения установлены, обязанности по их устранению в определенные сроки.

Учитывая указанные выше нарушения порядка проведения проверки, оспариваемое предписание от 29.01.2018 № 656/9/2-137 подлежит признанию недействительным, поскольку вынесено по результатам проверки, проведенной с грубыми нарушениями требований Закона № 294-ФЗ.

Более того, суд считает необходимым отметить следующее.

В судебном заседании представитель заинтересованного лица представил суду копию приказа Отдела Федеральной службы войск национальной гвардии РФ по ЯНАО №152 от 16.05.2018 года, согласно которому приказано считать предписание, составленное в отношении ООО ЧОО «Илир» от 29.05.2018 года №656/9/2-137 незаконным и подлежащим отмене с 15 мая 2018 года.

Учитывая отмену оспариваемого предписания, как представитель заинтересованного лица, так и представитель третьего лица просили суд отказать в удовлетворении предъявленных требований, поскольку отсутствует предмет спора.

Между тем, как разъяснил Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 18 Информационного письма от 22.12.2005 N 99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», отмена оспариваемого ненормативного правового акта или истечение срока его действия не препятствует рассмотрению по существу заявления о признании акта недействительным, если им были нарушены законные права и интересы заявителя.

Исходя из смысла положений части 5 статьи 200, части 2 статьи 201 АПК РФ, оценка законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта производится судом на момент его принятия.

Таким образом, исходя из положений статей 198, 201 АПК РФ, с учетом пункта 18 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 N 99, вопросы соответствия оспариваемого акта закону или иным нормативно-правовым актам, а также нарушения им прав и законных интересов заявителя на момент его издания подлежат выяснению судом при рассмотрении дел о признании недействительным ненормативного акта вне зависимости от того, отменен ли он в последующем органом, его издавшим, либо утратил силу в связи с истечением срока его действия.

На момент выдачи оспариваемого предписания констатировалось наличие у ООО ЧОО «Илир» нарушений требований законодательства о частной детективной и охранной деятельности, данным актом общество обязывалось к принятию в кратчайшие сроки исчерпывающих мер по принятию на работу сотрудников, имеющих правовой статус охранников, Общество предупреждалось об ответственности за невыполнение предписания в соответствии со ст. 19.5 и 19.6 КоАП РФ.

Представленные в дело документы свидетельствуют о том, что предписание от 29.01.2018 года отменено отделом Росгвардии только после обращения общества в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным и возбуждения судом производства по делу. При этом, на момент выдачи оспариваемого предписания оно нарушало права и законные интересы общества.

Добровольное устранение отделом Росгвардии последствий вынесения незаконного предписания без его отмены и признания недействительным в установленном порядке по решению суда не свидетельствует о прекращении нарушения прав и законных интересов заявителя. Признание судом оспариваемого ненормативного правового акта недействительным означает одновременно признание этого акта не порождающим правовых последствий с момента принятия.

Издание указанного выше приказа, в соответствии с которым Отдел Федеральной службы войск национальной гвардии РФ по ЯНАО признает оспариваемое ООО ЧОО «Илир» предписание от 29.05.2018 года №656/9/2-137 незаконным и отменяет его с 15.05.2018 года, по существу, свидетельствует о признании заинтересованным лицом заявленного Обществом требования, а не свидетельствует об отсутствии предмета спора.

В силу части 2 ст.201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

При указанных обстоятельствах уточненные требования заявителя подлежат удовлетворению.

Расходы заявителя по уплате государственной пошлины подлежат взысканию с заинтересованного лица на основании части 1 ст.110 АПК РФ, поскольку положение подпункта 1.1 пункта 1 ст.333.37 Налогового кодекса РФ, предусматривающее освобождение государственных органов и органов местного самоуправления от уплаты государственной пошлины, не применяется при распределении судебных расходов между лицами, участвующими в деле.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 110, 167-170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

Уточненные требования общества с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Илир» удовлетворить.

Признать незаконными действия Отдела Федеральной службы войск Национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу по проведению 25.01.2018 проверки в отношении общества с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Илир».

Признать недействительным предписание от 29.01.2018 № 656/9/2-137 Отдела Федеральной службы войск Национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу.

Взыскать с Отдела Федеральной службы войск Национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу (ИНН 8901034419, ОГРН 1168901056367, дата государственной регистрации 18.10.2016; место нахождения: 629008, Ямало-Ненецкий АО, г. Салехард, ул. Зои Космодемьянской, д.47) в пользу общества с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Илир» (ИНН 2463244329, ОГРН 1132468010751, дата государственной регистрации 26.02.2013; место нахождения: 660030, Красноярский край, г. Красноярск, бульвар Ботанический, д.19, кв.17) расходы по уплате государственной пошлины в сумме 3 000 руб.

Решение может быть обжаловано в месячный срок в апелляционном порядке в Восьмой арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа.

В соответствии с частью 5 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации настоящий судебный акт выполнен в форме электронного документа и подписан усиленной квалифицированной электронной подписью судьи.

Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа разъясняет, что в соответствии со статьей 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение, выполненное в форме электронного документа, направляется лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в режиме ограниченного доступа не позднее следующего дня после дня его принятия.

По ходатайству указанных лиц копии решения на бумажном носителе могут быть направлены им в пятидневный срок со дня поступления соответствующего ходатайства в арбитражный суд заказным письмом с уведомлением о вручении или вручены им под расписку.

В соответствии с частью 5 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации настоящий судебный акт выполнен в форме электронного документа и подписан усиленной квалифицированной электронной подписью судьи.

Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа разъясняет, что в соответствии со статьей 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что решение, выполненное в форме электронного документа, направляется лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в режиме ограниченного доступа не позднее следующего дня после дня его принятия.

По ходатайству указанных лиц копии решения на бумажном носителе могут быть направлены им в пятидневный срок со дня поступления соответствующего ходатайства в арбитражный суд заказным письмом с уведомлением о вручении или вручены им под расписку.

Судья Н.М. Садретинова

Обзор судебной практики по применению Закона № 223-ФЗ

По итогам обобщения судебной практики арбитражных судов 16 мая 2018 г. Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».

Верховный Суд на конкретных примерах рассмотрел вопросы, касающиеся информационного обеспечения закупок, требований к участникам и ограничения конкуренции, заключения и изменения договора, контроля при осуществлении закупок, и ряд иных вопросов.

Наиболее важными являются следующие выводы:

– в документации о закупке должны содержаться достаточные сведения в том числе об объекте закупки, позволяющие потенциальному участнику сформировать свое предложение;

– при закупке работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту проектная документация подлежит размещению в составе документации о закупке;

– при описании предмета закупки ссылки на государственные стандарты, санитарные нормы и правила, технические условия или их отдельные положения без раскрытия их содержания являются допустимыми;

– установление требований о выполнении контракта лично, без привлечения субподрядчиков, отвечающих потребностям и интересам заказчика, не может рассматриваться как ограничение круга потенциальных участников закупки;

– избрание заказчиком способа закупки, который повлек за собой необоснованное ограничение круга потенциальных участников, нарушает принципы осуществления закупочной деятельности и положения Закона о защите конкуренции;

– включение в документацию о закупке требований к закупаемому товару, которые свидетельствуют о его конкретном производителе, в отсутствие специфики такого товара, его использования является ограничением конкуренции;

– изменение договора, заключенного по правилам Закона о закупках, которое повлияет на его условия по сравнению с условиями документации о закупке, имевшими существенное значение для формирования заявок, определения победителя, определения цены договора, не допускается и др.

Заказчикам необходимо учитывать, что правовые позиции Президиума Верховного Суда РФ, изложенные в обзорах законодательства и судебной практики, являются обязательными для судов, поскольку обеспечивают единообразие в толковании и применении норм права (ст. 7 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», ч. 4 ст. 391.12 ГПК РФ, ч. 5 ст. 308.11 АПК РФ).

СКАЧАТЬ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ОБЗОРА

Верховный суд подтвердил: районные коэффициенты включать в МРОТ нельзя

Одна организация Алтайского края установила сотрудникам зарплату в таком размере, чтобы она превышала МРОТ только с учетом районного коэффициента.

Местный прокурор посчитал, что это противозаконно и обратился в суд. Он требовал обязать организацию начислять зарплату не менее МРОТ и только затем применять к ней районный коэффициент.

Районный и краевой суды поддержали прокурора. Однако судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда пришла к иным выводам. Коллегия указала, что закон не обязывает работодателя начислять районный коэффициент на зарплату размером не ниже МРОТ. Главное чтобы с учетом районного коэффициента итоговый размер зарплаты равнялся или превышал минимальный размер оплаты труда.

Президиум Верховного суда отменил решение коллегии по гражданским делам. В местностях с особым климатом сотрудники должны получать зарплату в повышенном размере. Поэтому районный коэффициент нельзя включать в МРОТ. Президиум обратил внимание, что аналогичные выводы Конституционный суд озвучил в постановлении от 07.12.2017 № 38-П.

Источник: постановление Верховного суда от 07.02.2018 № 4-ПВ17.

Сыктывкар: По заявлению транспортной прокуратуры охранное предприятие привлечено к административной ответственности

Сыктывкарской транспортной прокуратурой на объектах железнодорожного транспорта проведена проверка исполнения законодательства о частной детективной и охранной деятельности, в ходе которой выявлены факты оказания услуг с нарушением лицензионных требований (у ряда охранников отсутствовали удостоверения, личные карточки, форменная одежда с соответствующими знаками отличия).

В этой связи Сыктывкарской транспортной прокуратурой в отношении ООО «Бастион-Канск» возбуждалось дело об административном правонарушении по ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ (осуществление предпринимательской деятельности с нарушением требований и условий, предусмотренных лицензией), вносилось представление.

По результатам рассмотрения актов прокурорского реагирования виновные привлечены к административной (назначен штраф в размере 30 тысяч рублей) и дисциплинарной ответственности.

Ход устранения нарушений контролируется.

Прокуратура РФ

 

 

Должен ли директор охранного предприятия, имеющий удостоверение частного охранника, проходить периодическую проверку

Дело №12-3/2018(12-522/2017;)

Р Е Ш Е Н И Е

23 января 2018 года г.Бийск, ул.Ленина, 149

Судья Бийского городского суда Алтайского края Бабушкин С.А., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу Печенина ФИО4 на постановление сотрудника Росгвардии ОфП по <адрес> и Бийскому, Зональному, <адрес>м ФИО2 от ДД.ММ.ГГГГ №, которым Печенин ФИО5, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, зарегистрированного и проживающего <адрес>, трудоустроенного директором ООО ЧОО «Контур» признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.4 ст.20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

У С Т А Н О В И Л:

Постановлением сотрудника Росгвардии ОфП по г.Бийску и Бийскому, Зональному, Солтонскому районам Ромашова Н.В. от ДД.ММ.ГГГГ №, которым Печенин ФИО6, привлечен к административной ответственности в виде административного штрафа в размере 3000 рублей, за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.4 ст.20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее по тексту – КоАП РФ).

Печенин В.А. не согласился с принятым постановлением и подал жалобу, в которой просит признать незаконным и отменить оспариваемое постановление, производство по делу прекратить. Требования жалобы мотивированы тем, что заявитель привлечен к административной ответственности за то, что как охранник 6 разряда ООО ЧОО «Контур» в период с ДД.ММ.ГГГГ осуществлял охранные услуги с нарушением установленных законом требований, не выполнив обязанность по прохождению периодической проверки на пригодность к действиям, связанных с применением огнестрельного оружия и специальных средств, предусмотренных Приказом МВД России № от ДД.ММ.ГГГГ. Должностным лицом при рассмотрении дела не было учтено, что заявитель не является охранником 6 разряда, а состоит на должности директора ООО ЧОО «Контур» и не осуществляет охранную деятельность (услуги), соответственно и не обязан проходить периодические проверки.

В судебном заседании Печенин В.А. поддержал заявленные требования на доводах и по основаниям жалобы и дополнительно пояснил, что на должность директора охранного предприятия имеет право быть назначенным лицо имеющее удостоверение охранника в связи с чем, он и получил данное разрешение и удостоверение, но охранные услуги он не оказывает.

В судебном заседании руководитель Росгвардии ОфП по г.Бийску Ромашов Н.В. пояснил, что директор охранного предприятия может осуществлять охранные услуги как охранник и соответственно должен проходить периодические проверки. Печенин В.А. охранные услуги как охранник не оказывает, так как является директором, но привлечен к ответственности как охранник 6 разряда.

Выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела об административном правонарушении, доводы жалобу, прихожу к следующим выводам.

Проверив в соответствии с требованиями ч.3 ст. 30.6 КоАП РФ дело об административном правонарушении, нахожу указанную жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ к числу задач производства по делам об административных правонарушениях относится всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела.

Согласно ст. 26.1 КоАП РФ обстоятельствами, подлежащими выяснению по делу об административном правонарушении, являются: наличие события административного правонарушения, лицо, совершившее противоправные действия, за которые КоАП РФ или законом субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, виновность лица в совершении административного правонарушения, обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность, характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением, обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении.

В соответствии с ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными КоАП РФ, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

В силу ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ в протоколе об административном правонарушении указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о лице, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, фамилии, имена, отчества, адреса места жительства свидетелей и потерпевших, если имеются свидетели и потерпевшие, место, время совершения и событие административного правонарушения, статья закона, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение, объяснение физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых возбуждено дело, иные сведения, необходимые для разрешения дела.

Согласно ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ постановление об административном правонарушении должно быть мотивировано и содержать нормы права, в соответствии с которыми лицо привлекается к административной ответственности, и обстоятельства, установленные административным органом.

В соответствии с положениями ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Согласно ч.4 ст.20.16 КоАП РФ оказание частных детективных или охранных услуг, либо не предусмотренных законом, либо с нарушением установленных законом требований — влечет наложение административного штрафа на частных детективов (охранников) в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на руководителей частных охранных организаций — от трех тысяч до пяти тысяч рублей.

Из протокола об административном правонарушении 22 № от ДД.ММ.ГГГГ следует, что Печенин В.А. руководитель ООО ЧОО «Контур», охранник 6 разряда в нарушение ст.16 Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» от 11.03.1992 года №2487-1, охранник 6 разряда Печенин В.А. в период с 07.10.2017 года осуществлял (оказывал) охранные услуги с нарушением установленных законом требований, не выполнив обязанность по прохождению периодической проверки на пригодность к действиям связанных с применением огнестрельного оружия и специальных средств, предусмотренной Приказом МВД России №647 от 29.06.2012 года. Таким образом, охранник 6 разряда ООО ЧОО «Контур» Печенин В.А. совершил административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ч.4 ст.20.16 КоАП РФ.

С учетом изложенного следует, что правонарушение совершено физическим лицом – охранником 6 разряда ФИО1 в отношении которого и составлен протокол об административном правонарушении.

Согласно оспариваемому постановлению № по делу об административном правонарушении от ДД.ММ.ГГГГ к административной ответственности, за совершение административного правонарушения по ч.4 ст.20.16 КоАП РФ привлечен Печенин В.А., и назначено наказание в виде штрафа 3000 руб. В постановлении указано, что ДД.ММ.ГГГГ в 12 час. 10 мин. по адресу <адрес> Печенин В.А. осуществлял охранные услуги с нарушением установленных законных требований, невыполнение обязанностей по прохождению периодической проверки на пригодность к действиям связанным с применением огнестрельного оружия и специальных средств, тем самым совершил административное правонарушение по ч.4 ст.20.16 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Из протокола об административном правонарушении следует, что правонарушение совершено физическим лицом – охранником Печениным В.А., тогда как в постановлении административный штраф назначен в размере 3000 руб. исходя из санкции инкриминируемой статьи как руководителю частной охранной организации. В постановлении не указано в чем выразилось административное правонарушение, кто является субъектом правонарушения физическое лицо – охранник или руководитель ЧОО, какие нормы права, требования нарушены лицом привлекаемым к административной ответственности, не указаны обстоятельства установленные при рассмотрении дела, не мотивировано назначение наказания.

Такое рассмотрение дела не отвечает требованиям ст. ст. 24.1, 26.1 КоАП РФ о всестороннем, полном и объективном выяснении всех обстоятельств по делу.

При таких обстоятельствах постановление сотрудника Росгвардии ОфП по г.Бийску Ромашова Н.В. от ДД.ММ.ГГГГ № нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене.

В силу п. 6 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Согласно п.3 ч.1 ст.30.7 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьей 24.5 настоящего Кодекса.

Принимая во внимание, что вменяемое административное правонарушение совершено ДД.ММ.ГГГГ (как указано в постановлении), а установленный ст.4.5 КоАП РФ 2-месячный срок давности истек, то производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению по п. 6 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ, за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Руководствуясь ст. 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья

РЕШИЛ:

Жалобу Печенина ФИО7 удовлетворить.

Постановлением сотрудника Росгвардии ОфП по г.Бийску Ромашова Н.В. от ДД.ММ.ГГГГ № в отношении Печенина ФИО8 по ч.4 ст.20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях отменить, производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, за истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Решение может быть обжаловано в течение 10 суток со дня вручения или получения копии настоящего решения в Алтайский краевой суд через Бийский городской суд Алтайского края.

Судья С.А. Бабушкин